"

Прокрутите Вниз


На Командорских островах, в честь которых назван заповедник, стоит побывать хотя бы однажды. В единственном поселении на острове Беринга, неподалёку от могилы учёного, расположенной здесь же, живут последние алеуты. В водах Берингова пролива проходит граница России и США, а ещё — линия перемены дат. Территория архипелага, площадь которой можно сравнить с территорией небольшой страны, является домом для редких видов растений и животных, которым удалось уцелеть только благодаря уникальным погодным условиям. В день рождения заповедника DV рассказывает о его удивительных местах и обитателях. 



Открытие земель и трагедия северной зимы


История заповедника связана с именем Витуса Беринга — величайшего русского мореплавателя и первооткрывателя. Будучи датчанином по происхождению, Беринг поступил на службу в российский флот в 1703 году — и с этого момента был предан нашему отечеству до конца своих дней.


Командорские острова были изучены за время Великой Северной экспедиции, которую начал Беринг в 1733 году. Это была вторая попытка исследовать Север: задачи Первой Камчатской экспедиции 1724–1726 годов были выполнены не до конца, и американский берег так и не был обнаружен.


Больше чем за десять лет работы отряды нанесли на карту северное и восточное побережья России, обследовали внутренние районы Сибири и разведали пути в Америку и Японию. Сделанные открытия имели не только академическое значение: с их помощью была налажена регулярная почтовая связь с Охотском, Якутском, Иркутском, Тюменью, проложены новые торговые маршруты.



Жизненный путь Витуса Беринга оборвался в 1741 году на лежащем напротив Камчатки необитаемом острове, на обратном пути от берегов Аляски. Вынужденная зимовка забрала жизни двадцати членов экипажа, обессиленного тяжёлым путешествием и болезнями. В числе погибших был и сам капитан-командор. По воспоминаниям натуралиста и судового врача Георга Стеллера, который принимал участие в экспедиции, самообладание Беринга, «его серьёзные приготовления к смерти и сам его избавительный конец, который наступил, пока он ещё полностью владел разумом и речью, достойны восхищения».


Витуса Беринга и других умерших членов экипажа «Святого Петра» похоронили на побережье бухты Командор. Море быстро поглотило все следы, но на протяжении столетий, во время сильных штормов, волны продолжали вымывать из берегового песка дула пушек и остатки оснащения.


В 1874 году представители Российско-Американской компании поставили деревянный крест на том месте, где предположительно находилась могила великого мореплавателя. Позднее местные исследователи установили нынешний памятник — два наложенных друг на друга каменных прямоугольника, покрытые сверху чугунной плитой.


Но на этом история не закончилась. В 1991 году совместная советско-датская археологическая экспедиция провела поисковые работы на месте бывшего зимовья: было найдено и раскопано шесть могил. В одной из них обнаружили прах командора — по описаниям выживших членов команды, он единственный из всех похороненных лежал на деревянном щите. Результаты исследования позволили восстановить внешность Беринга, при жизни которого не было сделано ни одного портрета или скульптуры, и установить историческую неточность: до этого за мореплавателя принимали его дядю, поэта Витуса Педерсена Беринга.


Остальные захоронения команды первооткрывателей найти так и не удалось: они навечно остались скрыты толщей морской воды.



Какие такие кекуры


Подводный хребет, частью которого является вся Командорско-Алеутская дуга, тянется от самой Аляски, словно соединяя два материка — Евразию и Северную Америку. Тысячелетиями воды Тихого океана, ветра и постоянное движение тектонических плит формировали островной рельеф, закладывая русла рек и очертания мысов. Изрезанные берега островов архипелага соседствуют с отдельно стоящими скалами-останцами — кекурами, а также различными надводными камнями, самые известные из которых тоже обладают своими названиями: Корабельный столб, Бобровые камни, камень Алеут, арка Стеллера.



Командорские острова поднялись из глубины более 50 млн лет назад благодаря действию подводных вулканов и год за годом продолжают тянуться вперёд и ввысь, к небу. Ежегодно расстояние до полуострова в 200 км едва ощутимо сокращается: поднятие происходит примерно по 2,2 мм, а скорость движения в сторону Камчатки — около 50 мм за год.



Суровая красота и грибные поляны


Пейзажи Командорского заповедника на первый взгляд неприветливы: основной ландшафт островов составляют горы (самая высокая точка — гора Стеллера, 775 м) и всхолмлённые равнины. Растительный мир Командорского заповедника выделяют в отдельную зону, вобравшую в себя черты флоры и Камчатки, и Алеутских островов. Из-за частых штормов она не может похвастаться изобилием зелени: все попытки вырастить лес закончились неудачей, и на территории островов не найти ни одного дерева, кроме редких карликовых берёзок.


В долинах острова Беринга растут кусты рябины и ивы: противостояние ветрам сделало их небольшими и причудливо изогнутыми. Склоны холмов покрыты рододендронами и можжевельником, берега рек и озёр устланы цветущими коврами из жёлтых лютиков и лиловых ирисов.



Для некоторых растений Командоры стали единственным домом: более 17 видов не встречаются за пределами заповедника. Четыре вида наземной флоры Командор включены в Красную книгу Российской Федерации: венерин башмачок крупноцветковый, венерин башмачок Ятабе, любка камчатская и полушник морской. Они же, а также еще 36 видов (включая водоросли) внесены в Красную книгу Камчатки.


Осенью в тундре царит раздолье: разнотравье украшают яркие ягоды брусники, рябины, морошки, шикши, княженики. Ядовитых грибов почти не встречается, зато много белых, подосиновиков и подберёзовиков. Реже попадаются лисички, сыроежки и шампиньоны. За час можно набрать полное ведро даже на небольшой полянке: перед тем как отправиться на «охоту», местные жители присматривают подходящее место с помощью бинокля.


Цветущая тундра, зелёные сопки и прозрачные водопады — всё сохранено в первозданном виде, поэтому каждый здесь может почувствовать себя первооткрывателем.



В птичьих владениях


Целые острова архипелага, Топорков и Арий Камень, принадлежат птичьим базарам, их населяет более 150 видов и подвидов птиц: кайры, откладывающие яйца прямо в расщелинах скал, глупыши — морские голуби, вьюрки, пуночки и многие другие. Некоторые обитают только здесь: кречеты, серокрылые чайки, красноногие говорушки, которые получили своё название из-за любви к чрезмерному гомону, не стихающему ни на минуту. По соседству гнездятся соколы-сапсаны — умелые охотники и главные враги птичьих базаров.



Топорки, пожалуй, самые красивые птицы в заповеднике. Местные жители называют их «командорскими попугаями»: оперение у них очень яркое, сочетающее в себе несколько цветов.


Через Командоры пролегает миграционный путь для сотен тысяч гусеобразных и ржанкообразных птиц; в прибрежных водах происходит миграция трёх редких видов альбатросов. Больше двухсот видов остаются на гнездовья и зимовки — благодаря уникальному климату и действию охранной зоны влияние человека ощущается минимально, и птицы чувствуют себя достаточно безопасно, чтобы выводить потомство.



Краснокнижные тюлени и реки крабов


Командоры — единственные острова Северного полушария, где сохранено такое изобилие морских зверей. В первую очередь, конечно, это северные морские котики, которые относятся к ушастым тюленям. Именно их лежбища прославили заповедник на весь мир. А вот сивучи или северные морские львы встречаются редко.


Другой вид тюленей, который обитает на прибрежных скалах Ария Камня или пляжах острова Топорков, — ларги, удивительно грациозные животные с пёстрой окраской. Не стоит их путать с антурами — островными тюленями, которых также называют «тюленями-цветами» из-за удивительного окраса шкуры: крупные белые и жёлтые пятна-кольца рассыпаны на тёмно-сером или коричневом фоне. Они, как и многие другие животные заповедника, занесены в Красную книгу России.



Вдоль протяжённой береговой полосы сосредоточены около 300 тысяч особей морских млекопитающих: моржи морские зайцы (лахтаки), кольчатые нерпы (акибы), северные морские слоны. Часто к берегам подплывают морские свиньи.


В акватории заповедника встречается более 15 видов китов. Эти царственные в своей монументальности животные чувствуют себя здесь свободно и безопасно: охота на них запрещена, а такие виды, как командорский ремнезуб и кашалот, горбатый и южный киты, защищены международной Красной книгой.


Заповедные воды населены кальмарами, крабами и рыбой — основной едой морских зверей и птиц: мойвой, сельдью, северным и алеутским окунями. На глубоководье обитают палтус, минтай и треска.



Животные и мы


По сравнению с шумным побережьем внутренняя часть островов живёт тихо и спокойно: изредка здесь можно услышать берингийских песочников, лапландских подорожников и монгольских зуйков. Из-за сложных климатических условий в заповеднике нет земноводных и пресмыкающихся.


Круглый год встречаются выводки тундряных куропаток и куликов, на возвышениях можно заметить полярных сов, а рядом с ручьями и речками — американских норок, заселивших весь остров Беринга после побега нескольких особей со зверофермы в селе Никольском. Животные отлично вписались в существующую экосистему, однако учёных беспокоит вред, который норки приносят гнездовьям птиц, не только охотясь на яйца и птенцов, но и нападая на взрослых птиц.



Северный олень — ещё одно животное, привезённое на Командоры: с 70-х годов прошлого века они стали неотъемлемой частью островной экосистемы. Единственным, пожалуй, коренным жителем заповедника считается песец, который заселил командорскую тундру десятки тысяч лет назад. Сейчас на территории островов распространены несколько видов, которые тщательно охраняются.


К сожалению, к моменту создания заповедника многие животные Командор были уже безвозвратно истреблены: мясо коровы Стеллера оказалось слишком вкусным и востребованным, а причиной истребления Стеллерова баклана оказалось его неумение летать.


Каланы — самые ценные пушные звери в мире — к началу XX века тоже находились под угрозой исчезновения. Это удивительно смышлёные животные: с помощью передних лап они камешками разбивают жёсткие панцири морских ёжиков и моллюсков, чтобы полакомиться нежным мясом. Селятся они в прибрежной части, где много подводных и надводных камней, на которых можно отдохнуть. В воде эти создания ловкие и проворные, а вот на суше их задние лапы-ласты мешают двигаться быстро, отчего каланы становились лёгкой добычей охотников. Сейчас, находясь под охраной, командорская популяция постепенно увеличивается.



Последние алеуты


В последние годы в Министерстве природных ресурсов и экологии ведутся переговоры о преобразовании заповедника в национальный парк. Угроза остаться в резервации всерьёз беспокоит жителей села Никольского, единственного населённого пункта на территории Командор. Из них около 350 человек — последние русские алеуты. Местными жителями они стали в конце XVIII века, когда Российско-Американская компания начала привозить их с Аляски для освоения земель. Переселенцы даже не представляли, что вскоре утратят связь с родственниками: продажа Аляски привела к тому, что русские и американские алеуты оказались отрезаны друг от друга на 170 лет.


Сейчас на Командорах работают восемь родовых общин — охотятся, рыбачат и занимаются собирательством, как и в прежние времена. В некоторых семьях детей учат охотиться с десяти лет, поэтому находить пропитание в тундре для них так же естественно, как дышать. Народная идентичность сохраняется благодаря особенной философии: важнее всего близость с родными, потребность оставаться наедине с природой и самим собой.



В селе открыт краеведческий музей, есть несколько магазинов, отделение почты и офис Сбербанка, работают больница, школа, спортзал и своя поселковая газета. В 2016 году появилась гостиница, чьи окна выходят на Тихий океан. Иногда прямо из своего номера можно увидеть китов.


Немногочисленные туристы добираются по воздуху, из-за непредсказуемой погоды рейсы могут отменять или переносить. Другой способ — теплоход, но его расписание тоже сложно предугадать. Только ветра знают, сколько займёт дорога до Командор: от полутора суток до нескольких дней.


Несмотря на то что свободно на родном языке говорят только двое пожилых жителей села, алеуты пытаются сохранить традиции и культуру. С американскими алеутами устраивают конференции: говорят и поют песни на алеутском, показывают друг другу фотографии и народные танцы. Плохая и дорогая связь не даёт делать это чаще раза в несколько месяцев, поэтому подрастающее поколение испытывает всё меньше интереса к рассказам старших.


Наследие предков алеутов неизбежно оказывается под угрозой исчезновения. И, возможно, только на этом краю света, среди заповедных земель, у них ещё есть шанс.


Текст: Анастасия Ильина

Фотографии: ShutterStock/FOTODOM, Александр Петров/ТАСС