"

Прокрутите Вниз


Инженер Станислав Даманский, утонувший в реке Уссури в 1888 году, не подозревал, в каком контексте много лет спустя зазвучит его фамилия. В марте 1969 года островок на Уссури, названный в память об инженере, стал поводом для вооружённого конфликта между КНР и СССР. Подобного обострения между Китаем и Россией не случалось с XVII века — во время осады Албазина. На Даманском впервые в истории столкнулись две ядерные коммунистические державы, а советские пограничники впервые после 1941 года вступили в бой с регулярной армией сопредельной страны. Причины и итоги конфликта до сих пор остаются предметом споров 



Мина замедленного действия


Во второй половине XIX века Россия, вступая во владение Приамурьем и Приморьем, добилась выгодного для себя проведения линии границы — по урезу воды у китайского берега Уссури, хотя обычно разграничение проходит по фарватеру или середине русла. Так лежащий у китайского берега остров Даманский стал российским. Тем самым (таким нестандартным разграничением) была заложена мина замедленного действия, сработавшая столетие спустя. 


Много лет о Даманском — островке площадью меньше квадратного километра в северной части Приморья, не имеющем никакого практического значения, — никто не вспоминал. Граница в этих малонаселённых местах (они и сегодня глухие) почти не контролировалась.


Но вот на рубеже 1950-х и 1960-х дружба Китая и СССР дала трещину. «Хрущёвские ревизионисты» и «маоистская клика» наперебой клеймили друг друга. Вместо «Русский с китайцем — братья навек» зазвучали неполиткорректные песни Высоцкого: «Мао Цзэдун — большой шалун…»


Начальник заставы Виталий Бубенин 

и пограничники патрулируют ДАМАНСКИЙ


В это же время на севере Приморья воссоздаётся 57-й (Иманский) погранотряд. В 1964 году вместе с лейтенантом Иваном Стрельниковым была построена застава «Нижне-Михайловка» (лейтенант стал её первым начальником). Через три года под руководством его бывшего заместителя Виталия Бубенина неподалёку выросла застава «Кулебякины сопки». Оттуда до Даманского было 12 км, от хозяйства Стрельникова — вдвое ближе. Пограничники стали обходить Даманский дозором — зимой, по льду.


В это же время начались провокации со стороны Китая, заявившего свои права на остров. На Даманском стали появляться китайские рыбаки и крестьяне, позже — хунвейбины, военные. Их выдворяли (документальные кадры одной из стычек вошли в «Зеркало» Андрея Тарковского). Начались схватки «стенка на стенку». Пограничники пускали в ход приклады и даже дедовские рогатины, но стрелять было запрещено. В начале 1968 года в «ледовом побоище» сошлось с обеих сторон до тысячи человек. Китайцы утверждали, что советский БТР задавил четверых их соотечественников. Но до стрельбы и тогда ещё не дошло.



Кровавое воскресенье


Виталий Бубенин вспоминал: «Мы готовились к… вторжению на нашу территорию». Но всё-таки случившееся 2 марта 1969 года стало неожиданностью.


В тот день пограничники в очередной раз выехали к Даманскому — выдворять нарушителей. Старший лейтенант Стрельников и его бойцы выдвинулись к реке на трёх машинах — ГАЗ-69, БТР и ГАЗ-63. Автоматы висели за плечами — никто не знал, что с ночи на острове прячется в засаде целый батальон. Сохранились снимки, сделанные фотографом особого отдела погранотряда рядовым Николаем Петровым за минуты до гибели. Первый: группа китайцев на льду реки. Второй: навстречу им идёт Стрельников со товарищи. Третий: китайский командир поднимает руку…



Это был не бой — расстрел. Пограничники из групп Стрельникова и Рабовича не успели сделать ни одного выстрела. Раненых китайцы добивали ножами. Группе младшего сержанта Бабанского, отставшей на ГАЗ-63, повезло больше: услышав стрельбу, пограничники залегли и открыли ответный огонь. Впервые в истории обе стороны стреляли друг в друга из «калашниковых». Юрий Бабанский вспоминал: «Через 20 минут боя из 12 ребят в живых осталось восемь, ещё через 15 — пять…»


Китайские военные регулярно

устраивали провокации советским

пограничникам на льду уссури


Среди этих пятерых был и стрелок Абзалдин Бикузин. «Пули свистят, кажется, что стреляют со всех сторон. Мы находились на южной оконечности острова, почти на открытом месте. Рассредоточились, залегли… Страха не было совсем. У кого был один магазин, у кого — два. Больше 25 патронов в магазин не заряжали. До противника меньше 200 метров. Я стрелял короткими очередями. По мне бил снайпер: только подниму голову — выстрел, — вспоминает Бикузин, награждённый медалью «За отличие в охране госграницы СССР». — На нас пошли цепью китайцы, начали окружать. Патроны кончались. Бабанский дал команду отползать с открытого места».



Оповещённый Стрельниковым, к Даманскому уже двигался со своей заставы Бубенин. На БТР он зашёл в тыл противника, оказавшись в узкой протоке между островом и китайским берегом. Бубенин уничтожал врага из пулемёта, давил машиной, стрелки вели огонь через бойницы (этот день стал боевым крещением БТР-60). Машина была повреждена, Бубенин — ранен, но из боя он не вышел — пересел в БТР Стрельникова. Именно действия Бубенина спасли шестерых пограничников во главе с Бабанским. «Если бы не помощь, нас бы уничтожили. Китайцы не хотели оставлять свидетелей. Перебили бы и заявили об агрессии "советских ревизионистов"», — говорит Бикузин.


С советской стороны погиб 

31 пограничник. На льду осталось 

248 тел китайцев


Атака была отбита, граница удержана. С советской стороны погиб 31 пограничник. На льду осталось 248 тел китайцев. «Батальон… при поддержке двух миномётных и одной артиллерийской батарей в течение двух часов жесточайшего боя не смог сбить с острова и уничтожить группу пограничников в 30 человек… На каждого из нас в среднем приходилось от 15 до 20 китайских солдат и почти одно орудие или миномёт. Примерно такое же соотношение в потерях… В это трудно поверить. Но это так», — пишет Виталий Бубенин в книге «Кровавый снег Даманского». Четверых жителей Нижне-Михайловки, которые подвозили патроны и эвакуировали раненых, наградили медалями. Жену начальника заставы Лидию Стрельникову, оказывавшую раненым первую медицинскую помощь, — орденом Красной Звезды.



«Град» над Уссури


Вдоль всей советско-китайской границы спешно шла подготовка к войне. Полковник морской пехоты в отставке, глава совета ветеранов Владивостока Сергей Кондратенко тогда учился на офицера в Благовещенске. Прямо за нешироким в тех местах Амуром — Китай.


— Наш первый курс оставляли на прикрытие границы. Я был командиром отделения. Наш участок — от роддома до кафе «Золотой якорь». По сигналу «Ураган 269» мы должны были выйти и занять позиции на набережной. Минут 15, наверное, продержались бы… — вспоминает Кондратенко.


Тревожное затишье прервалось 15 марта. С китайской стороны ударили миномёты и пушки, на Даманский выдвинулись солдаты армии КНР. Высоцкий вскоре напишет:



С советской стороны в район конфликта уже были стянуты армейские подразделения, но воевать против регулярной армии Китая поначалу вновь пришлось погранцам. В бою 15 марта их погибнет ещё более полутора десятков человек. Хотя начальник 57-го погранотряда полковник Демократ Леонов требовал поддержки, армейские начальники медлили, не желая брать на себя ответственность и превращать пограничный конфликт в войну. В итоге Леонов сам повёл к Даманскому, на помощь сражавшейся там мотоманёвренной группе погранотряда, четыре танка Дальневосточного военного округа (говорят, перестраховщики тут же, «на коленке», оформили их передачу от Минобороны в КГБ). Танки отвлекли противника, пограничники на БТР сменили позиции, вывезли раненых. Но головной Т-62, в котором находился Леонов, подбили из гранатомёта. Когда экипаж покидал машину, Леонов был сражён пулей в сердце.


Сержант Юрий Бабанский 

и младший сержант Юрий Козусь


Только после этого армии отдали приказ нанести удар по КНР. Артиллерийский полк и дивизион реактивных систем залпового огня «Град» ударили по Даманскому и китайским тылам, где сосредоточились пехота и техника. Это было первое боевое применение «Града». «У нас был позывной «Сабля». Пришёл приказ: «Сабля, огонь!» Вношу метеопоправку, быстренько рассчитываю… Мы нанесли удар вглубь китайской территории с дистанции 17 750 м, — вспоминает Вячеслав Качанов, служивший в 1969 году старшим вычислителем 13-го отдельного реактивного дивизиона. — За 20 секунд выпустили 440 снарядов. По данным разведки, было уничтожено до полка пехоты, две артиллерийские батареи и одна миномётная».


На этом бой закончился. Противник отступил.


Старший лейтенант Бубенин и младший сержант Бабанский стали Героями Советского Союза. Это же звание посмертно присвоили старшему лейтенанту Стрельникову, полковнику Леонову и младшему сержанту Орехову — пулемётчику-армейцу.



После Даманского


Официальные потери советской стороны — 58 погибших. С китайской, по разным оценкам, погибло от 500 до 3000 человек. С одной стороны, это был «триумф советского оружия». С другой стороны, как пишет Бубенин, весной-летом 1969 года огонь по нарушителям приходилось открывать ещё около 300 раз. А в августе произошёл бой у озера Жаланашколь на казахстанском участке советско-китайской границы — и снова с жертвами с обеих сторон.



10 сентября пришёл приказ прекратить перестрелки на Уссури. Даманский заняли китайцы. А на следующий день советский премьер Алексей Косыгин встретился в Пекине со своим китайским коллегой Чжоу Эньлаем. Было решено прекратить боевые действия, оставив войска на занятых ими позициях, и начать переговоры о демаркации границы. Де-факто это означало передачу Даманского китайцам, хотя вслух об этом тогда не говорили. Только в 1991 году остров отдали Китаю официально.


…Виталию Бубенину, до которого далеко киношным Рэмбо, его отчаянные рейды на Даманский 2 марта определили судьбу. В 1974 году именно майору Бубенину, служившему тогда в Заполярье, председатель КГБ СССР Юрий Андропов поручил создавать антитеррористический спецназ — знаменитую «Альфу». Бубенин станет её первым командиром, пройдёт Афган, в отставку выйдет генералом.


Участники конфликта на Даманском 

на Красной площади после награждения


Ещё одна судьба: репортажи с Даманского в марте 1969 года делал спецкор «Литературной газеты» писатель Александр Проханов. Именно с этой горячей точки начался путь «соловья Генштаба».


Оставшийся у китайского берега Уссури танк советские военные пытались вернуть на родину, а в крайнем случае подорвать. Не вышло: китайцы отбуксировали машину к себе. Вскоре в армии КНР появилась копия Т-62 — танк WZ-122A San Ye. Сегодня леоновский Т-62 с номером 545 на башне — экспонат Военного музея в Пекине. «Китайские пограничники, отражая русское вторжение, подбили этот танк…» — говорится на табличке рядом с ним.


Были у боёв 1969 года и топонимические последствия. Застава «Нижне-Михайловка» (её перенесли с открытого места у реки вглубь нашей территории) носит имя Ивана Стрельникова, «Кулебякины сопки» — Демократа Леонова. С карты Приморья вычистили нерусские названия — нанайские, китайские, удэгейские… А сам Даманский ныне зовётся Чжэньбаодао — «драгоценный остров». Он и вправду такой — если оценивать пролитой кровью и жизнями людей.



В тексте использованы фотографии: С.Раскина, Г.Хренова, А.Стужина, Н.Назарова, Ю.Муравина 

(Все авторы — фотохроника ТАСС)