"

Прокрутите Вниз


«Организм капитана Дека работал, как морской хронометр лучшей английской марки… Единственным заводом, который ему при этом требовался, было колыхание палубы и солёный ветер… единственной смазкой — бледно-янтарный, медвяный, пахучий шведский пунш». Так писатель, дальневосточный эмигрант Михаил Щербаков описывал в рассказе «Последний рейс» старого морехода Дека. О его прототипе — шкипере Геке (1837−1904) — DV рассказывает Василий Авченко



Киты


Фридольф Фабиан Гек родился на юге Финляндии, входившей тогда в пределы Российской империи. 12-летним мальчишкой он убежал из дома и нанялся юнгой на бриг «Ольга», затем поступил в мореходную школу в порту Або (ныне Турку). В 1857 году устроился гарпунёром на бриг «Граф Берг», принадлежавший Российско-Финляндской китоловной компании, что и определило его судьбу: именно тогда Гек впервые попал на Дальний Восток и освоил ремесло китобоя. А в 1863 году, имея необходимый плавательный ценз, вернулся в Финляндию и получил диплом «вольного шкипера» — судоводителя, не состоящего на государственной службе.


Несколько лет он бороздил моря, после чего был избран главой «Финляндского коммунистического эксперимента»: полсотни финнов решили основать на Дальнем Востоке коммуну под лозунгом «Назад к природе». Топонимы, сохранившиеся на карте Приморья, сообщают о малых родинах людей, заселявших тогда край: Киевка, Полтавка, Южная Лифляндия, Ливадия, Тавричанка, Калевала… Весной 1869 года после многомесячного похода вокруг Африки колонисты сошли на приморской берег с борта брига «Император Александр II», которым командовал Гек. В документальной книге «Нэнуни» дальневосточника Валерия Янковского это путешествие описано так: «Цинговали, чуть не погибли. В Южно-Китайском море их судёнышко попало в невиданной силы ураган. Все решили, что им конец, побросали свои места и, упав на колени, звали на помощь небо… И только шкипер Гек не пал духом, заревел: «Мужчины вы или бабы?! А ну — все по местам!» Один привёл в себя весь экипаж, спас судно и людей…»


"

Прокрутите Вниз


Переселенцы получили наделы в районе нынешних Находки и Фокино, но вскоре на коммунаров одна за другой обрушились напасти — от климата до китайских разбойников-хунхузов и непонимания со стороны местных чиновников. Землю пришлось вернуть государству, судно передать Сибирской флотилии в зачёт полученной ссуды.


Тогда Гек — по-русски его звали Фридольф Кириллович — принял предложение своего земляка купца Отто Линдгольма наладить на Тихом океане китобойный промысел. Капитан набрал команду и вышел в первый рейс на шхуне «Каролина Торнквист». Это позже Владивосток станет столицей китобойного промысла. В 1960-х здесь будут базироваться целые китобойные флотилии, в том числе крупнейшая в мире «Советская Россия». А начиналось всё с вольного шкипера Гека, бившего китов в восточных морях России и даже лично внёсшего изменения в конструкцию гарпунной пушки.


"

Прокрутите Вниз


Во времена освоения Приморья коммерсантам, военным, морякам приходилось выполнять отнюдь не только свои прямые обязанности. Вот и Гек помимо добычи морзверя внёс немалый вклад в исследование территории и акватории: провёл картографическую съёмку берегов Чукотки, Камчатки, Приморья, Кореи, открыл несколько бухт, промерил глубины, определил места якорных стоянок. Результаты его съёмки поступали в Санкт-Петербург, в Главное гидрографическое управление, и до сих пор используются в навигации. Гек вступил в Общество изучения Амурского края — привозил ценные этнографические и морские экспонаты для музея, написал статью «Положение чукчей и китобойный промысел».



Хунхузы


В 1877 году Фридольф Кириллович перебрался из залива Стрелок на юго-запад Приморья — в Сидеми (Сидими). Построился. На входе в усадьбу установил гранитные столбы с выбитыми на них подковами, ворота изготовил из китовых рёбер.


Вскоре подружился с Михаилом Янковским — участником польского восстания 1863 года, сосланным в Сибирь, а после перебравшимся в Приморье и развернувшим здесь коммерческую, меценатскую и научную деятельность. «Широкоплечий финн в кожаной куртке и высоких сапогах смотрел в подзорную трубу. Ветер слегка шевелил пышную рыжеватую бороду, у пояса, в ножнах, висел длинный кривой кинжал» — таким впервые увидел Гека Михаил Янковский (цитируем по книге внука последнего — Валерия). Гек предложил ему перебраться с острова Аскольд в Сидеми, тот согласился.


"

Прокрутите Вниз


Правда, подковы счастья не принесли. Когда летом 1879 года Гек отправился на Аскольд за семьёй и имуществом Янковского, на дом шкипера в Сидеми напали хунхузы. Работники и жена Гека были убиты, имущество разграблено, малолетний сын бесследно исчез. Гек дал клятву мстить хунхузам.


В рассказе Щербакова говорится, что отныне любой человек в китайской одежде, приблизившийся к заимке капитана, получал пулю, «а с пулями Дека шутить не приходилось: он на спор без промаха разбивал влёт водочные полбутылки, которые подбрасывали в воздух гости». Янковский и Гек на самом деле, собрав ополчение, проводили настоящие таёжные зачистки. Приходилось обороняться и от тигров с леопардами, тогда в изобилии водившихся в Приморье.


О характере Гека говорит его ссора с Янковским. Тот в отсутствие Гека проложил в Сидеми дорогу частично по земле капитана. Вернувшись из морей, Гек пришёл в ярость. По словам Янковского-внука, при столкновении с Михаилом шкипер даже выхватил кинжал. Потом остыл, но поклялся 10 лет не разговаривать с соседом. Точно по истечении срока Гек подошёл к другу и протянул руку. 



Браконьеры


Шкипер Гек вызывает в памяти образ свирепого капитана Ларсена — героя романа Джека Лондона «Морской волк», который браконьерил как раз у берегов Японии и Сибири (то есть Курил и Камчатки), рискуя угодить на русскую каторгу. С 1893 года бывший китобой №1 Гек стал ходить по морям на казённом «Стороже» — бывшей «Марии», конфискованной у американских зверобоев, подобных Ларсену. Теперь Гек охранял котиковые лежбища и охотился уже на двуногих. Его судно прозвали «чёрт-шхуной». «Настигнутые хищники, в особенности американцы, становились гораздо более опасными, чем все три породы камчатских китов… нередко брались за винчестеры и кольты, — говорится в том же рассказе Щербакова. — Тогда капитан свирепел. «У, шорт паршивы, дьяволэ, сатана! — кричал он, мешая родные и русские ругательства, хватал винтовку и навскидку разбивал оружие в руках целившегося янки». Дек брал браконьера на абордаж, конфисковывал добычу и «превращал физиономию владельца судна в сплошной кровоподтёк своими узловатыми кулачищами», после чего судно отпускал. Если автор здесь преувеличил, то ненамного.


Одновременно Гек продолжал вести съёмку, составлял лоции. Как пишет историк Амир Хисамутдинов, курсанты мореходных классов Владивостока почитали за честь попасть к Геку на практику.



Смерть и жизнь


К старости Фридольф Гек сильно сдал. Страдал бессонницей, головными болями, помрачением рассудка. Говорили, что под конец у него обнаружился рак желудка.


В июле 1904 года 67-летний Гек застрелился в своей капитанской рубке. Вот как описывал конец Дека Щербаков: «…Снял с крючка любимый карабин, висевший всегда на переборке каюты, привычно звякнул затвором. Уперев приклад в палубу, он низко нагнулся, захватил дуло винчестера ртом и, вытянув руку вниз, нащупал спуск своим негнувшимся узловатым старческим пальцем».


"

Прокрутите Вниз


11 июля 1904 года газета «Владивосток» сообщала: «Никто из моряков не знал так хорошо нашего побережья, а также не умел так приноровиться ко всем условиям плавания около этих побережий, как покойный… Под руководством почившего много молодых людей вышло дельными моряками и знатоками плавания в морях Дальнего Востока». Гека похоронили на Покровском кладбище Владивостока, в советское время ставшем парком культуры и отдыха. Через 80 с лишним лет прах капитана перенесли на Морское кладбище.


Основанный Геком посёлок Сидеми, где располагались усадьбы знаменитых дальневосточников Геков, Янковских и Бринеров, — это нынешнее Безверхово. От дома Гека сохранился лишь глубокий каменный погреб, игравший роль холодильника. Некоторое время назад правнук шкипера Гека Леонид Васюкевич построил здесь музей первопоселенцев Приморья. История закольцевалась: в 2015 году Васюкевича избрали главой села Безверхово, стоящего на полуострове Янковского у бухты Гека. Бить китов давно запрещено, хунхузов нет, но морские границы Дальнего Востока стережёт патрульный корабль «Шкипер Гек». Старый морской волк — по-прежнему на посту.