"

Прокрутите Вниз


Знаменитая Владивостокская крепость фактически родилась ещё в 1878 году. Тогда её проект разработал полковник Павел Фёдорович Унтербергер, специально командированный сюда заведующий инженерной частью Восточно-Сибирского военного округа. Но официально этот статус был присвоен ей 30 августа 1889 года, когда на Голдобинской мортирной батарее «при параде гарнизона и салюте орудий» был поднят стяг русских морских крепостей. Военному министру России отправили телеграмму: «Войска, которым вручена охрана флага, твёрдо знают — где раз поднят русский флаг, там он никогда не должен быть опущен, и с помощью Божиею не посрамят России на её далёкой окраине». DV расскажет об Алексее Петровиче Шошине — военном инженере, завершившем строительство главного форпоста России в Тихом океане.


"

Прокрутите Вниз


«… в глухой провинции, у моря…»


Алексей Шошин родился в 1861 году в далёкой от моря Костроме, и здесь же учился в местном реальном училище. С отличием он был выпущен подпоручиком из Военно-типографского училища, а спустя время окончил Николаевскую инженерную академию в Санкт-Петербурге по 1-му разряду, получив звание штабс-капитана. Далее — служба в Варшавском военном округе, где Шошин проектировал всё, в зависимости от обстоятельств: оборонительные укрепления разного типа, переправы, гидротехнические сооружения.


Главной инженерной гордостью Шошина в период его службы в Польше стало строительство предмостной позиции в Ломже. Уже став капитаном, он проектировал крепости Новогеоргиевск, Брест-Литовск, Гродно, Варшава, Зегрж и Осовец. Он был награждён орденами Св. Анны 3 степени и Св. Станислава 2 степени. Однако в 1910 году инженеру предложили перевод на восток страны, на должность помощника строителя Владивостокской крепости.


Справка

Владивостокская крепость — уникальный в своём роде комплекс долговременных оборонительных сооружений, построенных в конце XIX — начале XX веков. Крепость принадлежит к числу самых мощных приморских крепостей мира, создавалась исключительно русскими военными инженерами и строителями, солдатами, саперами.


Как человек военный, Шошин примирился с неожиданными переменами в своей жизни, и на новое место службы он прибыл уже в конце марта. Хотя, как он вспоминал позже, это «было невыгодно и тяжело для семьи», которая перебралась к нему спустя три месяца.


Во Владивостоке стала понятна и настойчивость начальства, и спешка с переводом, да и выбор кандидатуры. В приморской столице необходимо было справиться с огромным объёмом инженерно-строительных работ — инфраструктуру крепости необходимо было создать практически заново: возвести 11 бетонных фортов, промежуточные опорные пункты, десятки береговых батарей, пороховые погреба, казармы, хозяйственные здания, дороги, мосты…


Владивосток провинцией не был, а вот его крепость к тому времени устарела. Поэтому непосредственное участие в сооружении её укреплений дало возможность Шошину в полной мере проявить свой инженерный талант. В отличие от местности в Польше, на полуострове Муравьёва-Амурского главным элементом рельефа были сопки, порой довольно высокие. Именно в их контуры надо было вписать новые форты, которые имели разветвлённые подземные части — а для этого нужно было буквально вгрызаться в скальный грунт. Проверенные практикой типовые решения здесь не подходили — приходилось проявлять смекалку и творческий подход, порой заметно отклоняясь от первоначальных строительных планов.


Главным руководителем работ по усилению Владивостокской крепости был инженер-генерал Александр Вернандер, а начальником инженеров и строителем — генерал-майор Владимир Кухарский. «Шошинским идеям» они не препятствовали, и в результате во Владивостоке появились так называемые «расчленённые форты». За несколько страшноватым названием скрывался способ возведения не единого монолитного наземного сооружения, а состоящего из нескольких отдельных частей, связанных подземными тоннелями и ходами. Эти форты были максимально замаскированы на сложной местности полуострова Муравьёва-Амурского и до того времени не имели аналогов в мировой практике.


"

Прокрутите Вниз


Практически самому Алексею Шошину (не в обход непосредственного начальства, разумеется) пришлось руководить всеми инженерными работами в крепости. Впрочем, через полтора года после приезда, в ноябре 1911-го, он стал генерал-майором и был назначен Строителем владивостокских укреплений и Начальником инженеров Владивостокской крепости (тогда так и писали наименования этих должностей, с заглавных букв). На стройках использовали практически все возможные технические новшества: пневматические отбойные молотки, электрические бетономешалки, камнедробилки, освещение. Экскаваторов, разве что, не хватало. Работы, в том числе взрывные, велись порой в три смены.


Было трудно, и главная проблема заключалась, говоря современным языком, в логистике: ведь Дальний Восток — не Польша... Здесь не хватало русской рабочей силы — её приходилось вербовать в европейской части страны (с 1910 года использование китайского труда на государственных стройках было запрещено). Цемент особых марок повышенной прочности завозили морским путём в бочках из Новороссийска. На месте для доставки необходимых материалов непосредственно к стройкам проложили специальную узкоколейку, от станций которой веером расходились подвесные канатные дороги, ведущие на каждый форт. До сих пор в пригородах Владивостока сохранились мощные бетонные фундаменты опор этой необычной транспортной системы. 



Крепость ладной работы


При строительстве владивостокских фортов учитывались опыт Русско-японской войны и осады Порт-Артура. Так, более надёжная защита гарнизона крепости от шрапнели и осколков снарядов достигалась путём максимально возможного уменьшения диаметра амбразур для орудий. Для безопасности стрелков на брустверах были предусмотрены небольшие индивидуальные ниши, служащие укрытиями. Бетонные своды обкладывались сверху камнем и покрывались дёрном, что служило маскировкой и одновременно ослабляло силу разрывов неприятельских снарядов. На других русских крепостях, сооружавшихся в тот же период, такие конструктивные меры просто не предусматривались.


Алексей Шошин удивительным образом успевал всё: инспектировал объекты, контролировал инженерный корпус, следил за выделением ассигнований, заботился о быте рабочих — им читали лекции, был даже организован ансамбль балалаечников. Торговля спиртными напитками строго пресекалась, зато поощрялось огородничество… Простудившись под дождём на фортах, он подхватил ревматизм, но продолжал служить, даже выезжая в столицу и лично нанося визиты в кабинеты военного ведомства, где решались насущные вопросы.


"

Прокрутите Вниз


Любопытная деталь: Алексей Шошин придавал особое значение внешнему виду всех сооружений. В мае 1913 года, углядев некую небрежность в работе подчинённых, он издал такой приказ:


«... 1. Все без исключения сооружения, кроме прочности и устойчивости, должны быть безупречно выполнены и с внешней стороны. 2. Отсутствие тщательности работ в этом отношении, грубый и некрасивый вид постройки характеризует недостаточное внимание и любовь строителя к своим произведениям, а на постороннего наблюдателя производит впечатление небрежности. Все до последних мелочей должно быть сделано аккуратно, правильно и чисто. Все линии постройки, углы, ребра, линии пересечения сводов, плоскости, поверхности и прочее должны быть геометрически совершенно правильны, отвесные линии действительно отвесные, а горизонтальные действительно горизонтальные...»


В итоге в 1910–1916 годах под руководством Алексея Шошина были выстроены форты № 1–7, перегородившие весь полуостров Муравьёва-Амурского, опорные пункты литер А, Е, Ж и З по южной стороне долины реки Седанки, форты № 9–12 на острове Русском, а также береговые артиллерийские батареи, противодесантные капониры, полуподземный холодильник, аэродром на Второй речке и другие военные объекты. То есть крепостные укрепления разного назначения теперь охватывали весь Владивосток неприступным для врага кольцом. Новые форты учитывали последние достижения военной науки и имели большое количество скрытых подземных сооружений. Каждый из них получил собственное историческое имя, например, Екатерины Великой, Иоанна Грозного, князя Олега, князя Рюрика.



Не только крепость


Нельзя сказать, что Алексей Шошин был озабочен только чисто служебными обязанностями. Генерал-майор при всей своей занятости строительными и организационными проблемами находил время и для участия в общественной жизни. Он читал публичные лекции в Народном доме Владивостока, в Обществе народных чтений и в Обществе изучения Амурского края (ОИАК); возглавлял жюри по рассмотрению конкурсных проектов строительства зданий в городе.


В мае 1914 года Владивосток посетил Владимир Сухомлинов — российский военный министр, генерал от кавалерии. Проинспектировав сооружения крепости, он остался очень доволен увиденным. Сам Шошин писал в своём дневнике по этому поводу: «Получил лестное от него уверение, что он ничего подобного нигде не видел и не ожидал, виденное превзошло все его ожидания и он полагает, что во Владивосток надо посылать учиться, как надо строить крепости. Вообще он был внимателен и любезен, чем меня очень тронул. После тяжёлой работы и затрат огромной нервной силы было приятно услышать оценку трудов свежего человека, хотя и не специалиста в узком смысле, но военного авторитета и талантливого организатора…»


"

Прокрутите Вниз


В том же 1914 году Алексей Шошин был удостоен ещё одного ордена — Св. Станислава 1-й степени. А в августе военное министерство, отмечая его исключительные заслуги в деле усиления крепости (видимо, сказалось мнение Сухомлинова), выделило необходимую сумму на сооружение отдельного генеральского служебного особняка. До того, как ни странно для обладателя такой должности, Шошин с семьёй снимал квартиру. Строительство дома на Вокзальной площади Владивостока было завершено в самом конце 1914 года, но генерал-майор прожил тут недолго — до своего отъезда в действующую армию в конце 1915 года. Красивое здание стоит до сих пор, теперь там располагается развлекательный центр.



Непрерывная карьера


Но вернёмся немного назад. С началом Первой мировой войны в порт Владивосток увеличился поток грузов, с вывозом которых железная дорога не справлялась; причалы и пакгаузы были буквально забиты ими. В апреле 1915 года Алексей Шошин получает новое важное назначение — председателем комиссии по отправке военных грузов из Владивостока. К решению проблемы он подошёл радикально: были сооружены временные причалы на южной стороне бухты Золотой Рог, куда вокруг самой бухты проложили рельсы. Между Владивостоком и Никольск-Уссурийском появились вторые пути; одновременно строились новые мосты, водопропускные сооружения, Кипарисовский тоннель в пригороде. И через полгода порт был освобождён от грузовой «пробки».


На фронтах Первой мировой Шошин участвовал в строительстве укреплений под Киевом; в 1916-м возглавлял наведение переправ через Дунай; руководил инженерными работами в Северной Румынии, где выстроил позицию общей протяжённостью до 400 километров, на которой российские войска держали оборону более года.


"

Прокрутите Вниз


В 1918 году Шошин проводит эвакуацию складов Северного фронта в район Ярославль — Рыбинск и в мае становится начальником Ярославского окружного инженерного управления. Запасы, которые он вывез, позволили Советской власти вести военные действия несколько лет. В сентябре 57-летнего генерал-майора назначают инспектором инженерных войск полевого штаба Реввоенсовета России — в этой должности он служил до конца 1921 года: под его руководством были созданы инженерные войска Красной Армии, разработаны и внедрены планы инженерной подготовки всех фронтов, он являлся председателем Комиссии по трудовому применению Красной Армии.


Продолжая любимое дело, Шошин основал журнал «Техника и снабжение Красной Армии» и занялся научной деятельностью.


Умер инженер в 1924 году. А Владивостокская крепость навсегда осталась своеобразным памятником своему создателю. Сейчас, спускаясь в подземные ходы или глядя на панораму, открывающуюся с бетонного бруствера, можно в очередной раз восхититься талантом русских инженеров и трудами простых рабочих. 



Использованы материалы из книги Романа Авилова, Николая Аюшина и Владимира Калинина «Владивостокская крепость. Часть 2».