"

Прокрутите Вниз


Эти люди работают в лесу не потому, что хотят быть подальше от общества. Специалисты «общаются» с деревьями подобно настоящим врачам: исследуют состояние коры и листьев, выявляют опасные заболевания, ставят диагнозы и выписывают лечение, а иногда разводят руками в бессилии. Профессия лесопатолога на Дальнем Востоке востребована не меньше, чем диплом медика: в регионах, где половина территории покрыта тайгой, без таких Айболитов не обойтись. DV узнал, кто учит молодых специалистов Амурской области разбираться в болезнях древесины и защищать леса.


"

Прокрутите Вниз


В России такая специальность, как лесопатолог, что удивительно, формально отсутствует: в официальном классификаторе профессий она не значится. На всю страну чуть больше полутора тысяч специалистов — и это при том, что поле для работы насчитывает миллионы гектаров чащи от Урала до побережья Тихого океана. Фактически лесопатологи становятся таковыми самостоятельно: получают диплом инженера лесного хозяйства, а затем нарабатывают годы практики.


Уберечь таёжные массивы от опасных вредителей и древесных болезней можно только в том случае, если знаком с лесом всерьёз. Впрочем, некоторым представителям «несуществующей» профессии не нужен и диплом.


«Лесопатолог — это штатная единица в любом лесничестве. Разумеется, и у нас они тоже есть, два человека. Сейчас для получения такой специальности не обязательно иметь высшее профильное образование. В Амурскую область регулярно приезжают специалисты из западной части страны, проводят обучающие курсы. Наши сотрудники посещают занятия, учат теорию и выезжают в лес на практику. Затем сдают экзамен, получают свидетельство и работают. У нас в регионе, где таёжные пожары случаются ежегодно, такие специалисты очень нужны», — рассказывает сотрудник ГАУ «Норский лесхоз» Константин Старостин.


"

Прокрутите Вниз


В Амурской области уже несколько лет с будущими лесопатологами занимается специалист из Красноярского края. Преподаватель Института повышения квалификации работников лесного хозяйства Светлана Слюняева приезжает из Дивногорска, чтобы обучить очередную группу специалистов. На курс к опытному педагогу-практику записываются до 30 человек — сотрудники лесхозов и лесничеств со всего региона.


«Программа занятий по лесопатологии — это большой курс теории и выезды на практику. В аудитории мы говорим о мерах санитарной безопасности в тайге. Будущие специалисты разбирают правила ликвидации очагов распространения древесных болезней и вредителей, учатся правильно вести документацию и процедуру обследования лесного участка, определять те или иные виды заболеваний у деревьев. Потом мы выезжаем в лес и все это повторяем уже на месте. Лесопатологи очень часто работают на территориях, которые повреждены стихией: наводнения, пожары. Поэтому полигон для практики в Приамурье найти несложно», — объясняет Светлана Слюняева.


Для работы штатному лесопатологу отводят участок территории в тайге. Его размечают как обычную деляну: обозначают колышками границы, указывают район исследований и специфику леса — лиственный или сосновый, молодой или старый, повреждённый или целостный. При первом осмотре специалист определяет возраст и санитарное состояние зелёного массива: от молодняка до сухостоя. Некоторые деревья нуждаются в выкорчёвывании, другие можно использовать для коммерческой рубки, что-то годится только на дрова. Лесопатолог помечает каждый нюанс — по его отчётам потом будут работать мастера лесничеств и лесхозов, которым предстоит отвести участки для рубки или высадки.


"

Прокрутите Вниз


На состояние тайги заметно влияют насекомые, которые питаются древесиной. Чаще всего вредители поражают насаждения, пострадавшие во время пожаров. На обугленных стволах быстро собираются жуки-усачи, известные также как дровосеки. Молодь этих насекомых объедает кору на молодых побегах, из-за чего дерево не может восстановиться после поражения огнём. А личинки жуков прогрызают покров и на старых стволах. Из-за этого кора начинает отваливаться, а незащищённая древесина быстро гниёт.


Ещё больший вред наносят короеды. Отряд этих вредителей способен уничтожить дерево за год-два. Насекомые проникают под кору и выгрызают ходы в стволе вплоть до сердцевины. Повреждённое дерево начинает истекать соком и довольно быстро гибнет. Чаще всего короеды пируют на хвойных породах — особенно любят сосну, кедр и лиственницу.


Чтобы предотвратить массовое уничтожение тайги, повреждённые деревья приходится вырубать. Изредка удаётся спасти отдельные экземпляры с помощью садового вара, извести и цемента. Но чаще всего щадящих мер недостаточно: на помощь приходят пилы и топоры.


Больные участки леса специалист размечает на карте, определяя границы: здоровые стволы, которые не затронуты инфекцией или гадкими насекомыми, нужно непременно сохранить. Главная задача в работе любого лесопатолога — повышение иммунной устойчивости тайги. Некоторые участки насаждений требуют постоянного внимания, другие почти не страдают от болезней и нашествия вредных насекомых. Чтобы сохранять леса, необходимы регулярные обходы местности и тщательный анализ.


"

Прокрутите Вниз


Болезни деревьев — не единственное, за чем следит лесопатолог. В его обязанности входит планирование новых посадок на тех участках, где требуется восстановление «зелёных лёгких». Поэтому специалист обязан уметь проводить агрохимические анализы почвы и воды на выделенных лесных территориях. Это нужно для определения состояния зоны предполагаемой высадки саженцев и прогноза: приживутся ли? Учёт семян, подготовка посадочного материала, мелиоративные мероприятия и, разумеется, контроль противопожарной безопасности — всё это лесопатолог должен знать на «отлично».


«По отчётам лесопатолога лесничество потом составляет подробные планы выезда бригад на участки. Информация, которую он собирает, позволяет нам точно определить, где и сколько деревьев нужно вырубить для санитарной очистки, где можно разрешить заготовку дров, на каких территориях нужно восстановление лесного массива. Все эти сведения собирает лесопатолог, и потом по ним лесное хозяйство работает весь год», — поясняет сотрудник ГАУ «Норский лесхоз» Константин Старостин.


"

Прокрутите Вниз


На Дальнем Востоке у лесопатологов работы более чем достаточно. Кроме пожаров, которые ежегодно истязают тайгу, в последние несколько лет добавилась и проблема избытка воды. Наводнения серьёзно влияют на состояние леса: от переувлажнения почвы не вызревают новые семена, а избыток воды у корней и стволов ведёт к загниванию древесины.


Восстанавливать полосы хвойных и лиственных в таких природных условиях сложнее, чем на стабильной с климатической точки зрения местности. Но объёмный фронт работ требует большого количества специалистов. Поэтому профессия лесопатолога с каждым годом становится всё актуальнее.


«Работы очень много, причём неважно, зима на дворе или лето. Постоянно выезжаем то на одну деляну, то на другую. Всегда есть чему учиться и где практиковаться: в Амурской области и вообще на Дальнем Востоке хватает проблемных лесов. Конечно, эта работа не из лёгких: очень много командировок, много ходьбы пешком. Но для тех, кому по нраву свежий воздух и тайга, наша профессия точно не покажется скучной и нудной. Это не офисный труд с перекладыванием бумажек — хотя, конечно, и в кабинетах мы тоже сидим, и в лабораториях работаем. Скучать некогда», — делится лесопатолог ГАУ «Норский лесхоз» Ирина Щур.


За один сезон — от появления весенних почек до осеннего листопада — лесопатолог в среднем исследует 9–16 тысяч гектаров леса. Бывает и больше, особенно если летом случаются пожары или наводнения. В этом году дальневосточным специалистам добавили работы не только пожары, но и паводки.


Одним из проблемных объектов в ближайший год станет Норский заповедник: огромный резерват затопило во время июльского паводка в Приамурье. Пока сотрудники учреждения думают, как спасать молодняк косули, лесопатологи будут работать, чтобы сохранить лесной массив. 

"

Прокрутите Вниз


Лесопатологи встречаются не только в тайге: они, например, участвуют в формировании городской среды. Восстановление зелёных насаждений в индустриальных зонах, разбивка новых лесопарковых зон и уход за существующими местами общественного отдыха также требуют внимания специалистов. Без экспертов не обойтись даже службам городского хозяйства.


Опытный лесопатолог может на глаз определить, стоит ли спиливать уличное дерево или его достаточно кронировать и вылечить. К советам и знаниям представителей этой профессии прибегают и в тех случаях, когда необходима замена одной породы деревьев на другую. В частности, по рекомендации лесопатологов городские массивы серебристого тополя сегодня убирают. Эти деревья растут по собственным правилам, выпуская ветви во все стороны, а в летнее время засыпают улицы пухом. Эксперты предлагают менять их на липу и пирамидальный тополь, который тянется вертикально вверх, а при цветении не пушится.


Опыт лесопатологов сегодня применяют и в ландшафтном дизайне. Архитекторы, которые проектируют зоны массового отдыха с газонами и лесопарковой территорией, всё чаще советуются с экспертами при выборе пород деревьев и трав, которые не нанесут урона городской среде и помогут обновить зелёные насаждения в муниципалитетах.