"

Прокрутите Вниз


В селе Раздольном Приморского края 20 лет назад одно из помещений расформированной воинской части, которое отвели под общежитие, начали восстанавливать три женщины. Корреспондент DV Анастасия Добровольская выяснила, что привело их сюда и как на этом месте появилась обитель.



Утро субботы. Настоятельница монастыря игумения Филарета поднимается по лестнице, нажимает на кнопку дверного звонка. Небольшой одноэтажный дом неподалёку от церкви, где девять сестёр ежедневно обращаются к Богу, в это время пустует — почти все ушли на службу. Когда матушке открывают дверь, она крестится и приглашает внутрь. Для бездомного здесь найдётся тарелка супа, для бывшего заключённого — работа, а для верующих женщин — новый дом. 



Три сестры


Храм в честь Казанской иконы Божией Матери, при котором работает монастырь, был построен в 1914 году. В 1928-м его закрыли. За полвека это место повидало многое: здесь располагались школа, оружейный склад и даже тюремный распределитель. Все они оставили в истории храма свой след.


«За эти годы он был осквернён. Через алтарь заходили машины с оружием, тут пели песни, выпивали, устраивали дискотеки. Много чего было. Если внимательно посмотреть на кирпичи, то можно заметить, что на них выцарапаны имена преступников, которые здесь когда-то бывали. Но храм всегда остаётся храмом, что бы с ним ни произошло», — рассказала настоятельница монастыря Филарета.


В 1997 году здание передали Владивостокской епархии. Полуразрушенный, без окон, с протекающей из каждого гвоздя крышей — вот такую картину увидели три женщины, приехавшие в Раздольное. Здесь не было ни горячей воды, ни отопления.


Обитель восстанавливали своими силами. В первое время окна заклеивали целлофановыми пакетами, а сгнивший пол застилали коврами. Тем не менее уже тогда здесь шли службы. Батюшка принимал исповедь в валенках и тулупе.


На женские плечи легло много задач: покрасить и отштукатурить стены, съездить за строительными материалами, перенести тяжести. Рук не хватало, поэтому к работе привлекли всех неравнодушных, в том числе бывших заключённых, которые трудились за еду и крышу над головой.


«Уже ночью мы завершали работу и к 11 часам приходили на чтение монашеского общего правила. Ложились спать уже за полночь. До сих пор помню, как было холодно. Перед сном мы надевали телогрейки, закутывались в шали. Вроде только согреешься, а уже утро наступает. Даже не знаю, откуда у нас на всё это силы нашлись. Хотя я тогда помоложе была, энергии было много», — вспоминает матушка.

 

Вскоре, в 1998-м, неподалёку открылся женский монастырь — двухэтажное здание, которое, опять же, строилось силами сестёр. Первой настоятельницей нового монастыря стала одна из тех женщин — монахиня Елисавета. Именно благодаря ей появилась главная святыня — мощевик с частичками 12 преподобных Оптинских старцев. Но уже через полтора года после основания монастыря матушка Елисавета разбилась в аварии. С тех пор настоятельницей монастыря стала Филарета.



В другом миру


Сейчас Казанский храм получил известность. Сюда приходят жители сел Раздольное и Алексеевка. Службы проводят несколько раз в неделю. В субботу, например, молебен за здравие и панихиды за упокой. Божественную литургию, как и во всех православных церквях, совершают по воскресеньям.


Настоятельницы и сёстры несколько лет назад переехали в новое место: теперь живут немного дальше. Их дом — одноэтажное кирпичное здание, которое, как и все помещения, реконструировали самостоятельно.


Внутри монастырь напоминает общежитие: на каждой двери написана цифра с номером комнаты. Сейчас там есть все удобства: отопление, горячая вода, кухня, стиральная машинка. Быт сестёр, как это принято в православии, остаётся скрытым от посторонних.



У служительниц церкви день начинается и завершается молитвами дома в честь царя-страстотерпца Николая II — в небольшой комнате в конце коридора, стены которой украшены иконами. Матушка Филарета готова подробно рассказать про каждый образ. Посередине иконостаса находятся Царские врата, слева от них расположена икона Иисуса Христа, а справа — Божией Матери.


Рядом с образом Христа, как и в любом монастыре, располагается икона, в честь которой назван храм. В данном случае это икона святых страстотерпцев — царя и его семьи. Над Царскими вратами размещается икона Тайной вечери, посвящённая последней трапезе Иисуса Христа со своими двенадцатью ближайшими учениками, когда он установил таинство причащения.


Кстати, это одна из наиболее почитаемых икон в православии, поэтому обычно она располагается над главным входом в алтарь. Тем, кто подобные места не посещает, она может быть знакома по фреске Леонардо да Винчи.


«При монастыре обязательно должен быть свой храм. В пять часов утра здесь начинается чтение правила. Вечером мы читаем Евангелие и Апостол. В большой ходим только на службы», — рассказала настоятельница.


Между молитвами день в обители расписан чуть ли не по минутам. Дело найдётся для каждой: уборка, приготовление пищи, мытьё посуды или другие занятия. Игумения рассказывает, что на огороде в соседнем селе Тереховка они высаживают помидоры, огурцы и картошку. Урожай уже собран, но из-за дождей пока не могут вспахать поле. На огород обычно берут самых молодых и крепких, особенно когда нужно прополоть траву. А трава там — игумения поднимает руку над головой — выше человеческого роста.



«Многие не выдерживают жизни в монастыре, думают, что здесь только молиться надо и всё. Всё-таки у нас, женщин, которые пережили военные годы, есть особая закалка. Мы испытали на себе всё, в том числе голод и холод. Но перетерпеть какие-то неудобства было не в тягость, потому что забота была одна — сделать всё для победы. Патриотизм тогда был национальной идеей», — вспоминает матушка.


Женщин, которые приходят в монастырь, называют насельницами: они знакомятся с бытом обители, помогают вести дела. После этого, если желание крепнет, их переводят в послушницы. Далее уже начинаются степени монашества. Первая из них — иноческий постриг: женщинам символически обрезают волосы и дают новое имя. Следующая ступень — монашеский постриг, в рамках которого дают обеты послушания и отречения от мира.


Все девять жительниц монастыря в возрасте от 70 до 80 лет. Ещё в молодости многие обрели веру в Бога, ходили в церковь. У них также есть взрослые дети.


«Дорога в монастырь открыта всем, кроме замужних и тех, у кого есть дети до 18 лет. Первостепенная задача женщины — довести семью до ума», — говорит настоятельница.


Помимо женщин, при монастыре живут и трудники. В основном это бездомные или освободившиеся из тюрьмы мужчины. Взамен посильной помощи вроде ремонта шкафа или вешанья штор им дают еду и крышу над головой. У истопника, приводит пример игумения, обманным путём отобрали квартиру. Мужчина пережил инсульт, и когда через три недели выписали из больницы, он пришел сюда.


«Я тогда подумала: «Ладно, пусть живёт, не буду его трогать, работой загружать». А ему стало скучно от безделья, работать захотел. Сейчас вот на нашем огороде в соседнем селе трудится. За год, который прожил у нас, его здоровье заметно улучшилось, — отмечает монахиня Филарета. — Без мужчин нам не справиться, очень уж много тяжёлой работы. Живут они, конечно, в отдельном здании, но едят в монастыре, в братской трапезной. Конечно, не принято, чтобы посторонние люди касались чего-то монашеского. Но, к сожалению, у нас нет свободных помещений». 



У каждого свой путь


Делиться историями из прошлой, светской жизни здесь не принято. Про себя матушка Филарета говорит так — интерес к религии ей привила бабушка, которая всю войну молилась за здравие своих детей и внуков. С фронта все вернулись живыми.


«Мне ещё в детстве стало интересно — кому она молится, зачем? Но потом жизнь закипела: учеба в институте, работа, семья. Я хоть и в церковь ходила, и подумать не могла, что когда-то окажусь в монастыре. Уже в 60 лет жизнь привела меня сюда. Сказали, что в Раздольном монастырь открывается, там руки нужны, работать некому. Я и поехала. Было тяжело: работало нас много, но под Новый год мы остались только втроём, с семерыми уголовниками, которые ещё и запили, — рассказывает матушка Филарета. — Есть мнение, что в монастырь идут люди, которым обязательно в жизни не везёт. Конечно, это не так. Например, перед тем, как я ушла в монастырь, мне предложили выйти замуж. Человек был хороший. Но я выбрала жизнь здесь».


Ещё одна основательница монастыря, мать Параскева, в молодости окончила ленинградский полиграфический техникум, работала в издательстве. К религии интерес у нее появился тоже в молодости, но в монастыре она оказалась только в 52 года. В миру у неё есть трое внуков и двое правнуков. «Я бабушка богатая!» — улыбается монахиня.


«Родные иногда приезжают, но времени у них не так много. Дочка работает в двух садиках: с одного выходит, в другой заходит. Когда ей? Когда ещё сын был жив, он поддержал моё решение уйти сюда, а вот дочка была против. Пока в монастыре не было всех удобств, она говорила: «Ой, дома тепло, вода горячая, а ты там месяцами в баню не ходишь». Она до сих пор предлагает: «Жила бы у нас!» Но мне лучше в монастыре», — уверенно говорит мать Параскева.



Мужчины, трудящиеся при монастыре, рассказывают о прошлой жизни более откровенно. Пономарь Алексей говорит, что вся его жизнь связана с церковью. Он посещал воскресную школу, потом служил при трёх монастырях. Но так как его мать страдала психическим расстройством и ей требовался уход, сын был вынужден каждый раз покидать обитель. Сейчас эту заботу взяла на себя младшая сестра Алексея, и пономарь может посвятить свою жизнь служению.


«Я измучился в миру. С личной жизнью и работой всегда не везло. Я много лет пытался стать частью этого мира, но ничего не получалось. Все деньги уходили на блуд и пьянство, хорошо хоть наркоманом не стал. Хорошие женщины на меня не смотрели. Так как у меня не было средств к существованию, модной одежды, достойного образования, квартиры, то ко мне тянулись только такие же, как и я сам, — рассказывает пономарь Алексей. — Мир на меня давит. Понимаете, если вас с детства заряжать тем позитивом, который несёт в себе православная церковь, то прийти с этим наследием в мир зла для вас будет просто невыносимо. Думаю, не мир сам по себе злой, а люди в нём. Как говорят святые, всё хорошее — от Бога, всё плохое — от нас самих».


Один из трудников тоже рассказывает, что в миру ему пришлось нелегко. С его слов, он, заступившись за девушку, убил человека, отсидел в тюрьме. Еще одной поворотной точкой стало то, что его уже бывшая жена сделала аборт. Мужчина говорит, что, разочаровавшись в женщинах, он запил. А потом решил пойти помогать в монастырь.


«Здесь я встретил девушку, которая пришла сюда на послушание. Мы поженились и обвенчались, сейчас живём в Раздольном. Я уверен, что нас свёл Бог, и как после этого в него не верить? Через несколько недель у нас родится дочь. А я о ней всю свою жизнь мечтал. И всё не получалось — то аборт, то выкидыш, то моё пьянство. Но благодаря монастырю я обрёл своё счастье», — говорит он.   



Образование молодёжи


Сегодня, когда жизнь в монастыре уже давно течёт ровно и размеренно, крупных «переделок» там не планируют — разве что обновить фасад и отопительную систему.



Но есть и другие, более масштабные задачи. Настоятельница говорит, что в планах — открыть воскресную школу, которая одно время уже работала при храме, чтобы дети духовно просвещались. В монастыре готовы и сами делать первый шаг навстречу современной молодёжи — выезжать в близлежащие школы и проводить факультативные занятия. Здесь уверены, что работа с детьми — поле непаханое. Рассказывать школьникам о православии также можно в рамках обычных гуманитарных предметов.


«Взять хотя бы историю и литературу, сколько всего там. Все войны связаны с православием. Если говорить о великих писателях, вспомните хотя бы Пушкина и Лермонтова, какие они замечательные стихи писали о вере, какие в них правильные смыслы заложены», — заключила настоятельница монастыря.