"

Прокрутите Вниз


Малонаселённый и до конца не освоенный край в XIX веке был суров к пионерам своей журналистики. Однако на заре XX столетия к востоку от Байкала уже выходило немало разнообразных газет. Специально для DV наш историк Алексей Волынец продолжает рассказ о том, как на землях Дальневосточной России рождались первые СМИ.  



«Мечтатели думали, что народ станет на него подписываться…»


Первая на Тихом океане российская газета выходила до конца 1866 года, пока 15 декабря не появилось объявление о прекращении издания в связи с финансовыми трудностями. К тому времени в Приморье сменился губернатор, новая власть посчитала местное СМИ ненужной игрушкой, а сама газета, создаваясь и распространяясь во всё ещё малоосвоенном и малолюдном крае, не могла себя окупать.

 

«Нам остаётся только пожелать и надеяться, что прекращаемое нами «Восточное Поморье» вновь возродится при более благоприятных обстоятельствах, не зависящих от случайностей, как это выпало на долю настоящего издания…» — писал в прощальном слове редактор Фёдор Якимов.


Кстати, память о первом тихоокеанском редакторе сохранилась на карте Приморья — недалеко от Находки в бухте Успения есть мыс Якимова. Всего им было выпущено 54 номера «Восточного Поморья». До наших дней уцелел лишь один-единственный полный комплект всех выпущенных номеров, ныне хранящийся в Российской национальной библиотеке в Петербурге. На Дальнем Востоке в архивах и библиотеках сохранились лишь отдельные номера…



Отсутствие на Дальнем Востоке условий для окупаемости служило главнейшим препятствием для возникновения и развития новых СМИ. Регион, по сравнению с Сибирью и тем более Европейской Россией, оставался малонаселённым, а большинство населения — неграмотным. Средства массовой информации в таких условиях могли существовать только при активной поддержке государственных властей. Так спустя несколько месяцев после появления первой газеты в Приморье в Чите появилась газета, которая впервые будет успешно издаваться долгие десятилетия, — официальная газета «Забайкальские областные ведомости».


Её первый номер появился в Чите 1 октября (старого стиля) 1865 года. Однако этому предшествовала неудачная попытка создать в столице Забайкалья первую независимую газету. Инициатором этого издания был Пётр Гаврилович Савенко, чиновник для особых поручений при губернаторе Забайкальской области, ранее служивший преподавателем русского языка в Нерчинском уездном училище. Ещё в 1862 году он издал первую в Чите книгу, небольшой учебник естественных наук «О мироздании», и задумал издавать газету «Забайкальский листок».


В прошении о разрешении газеты Савенко писал так: «Забайкальская область требует изучения, а поэтому издание здесь местной газеты является главной потребностью. В таком убеждении и для содействия, по мере возможности, успехам частной деятельности в Забайкалье и заботе правительства по просвещению его и управлению, предпринимается издание статистическо-хозяйственной газеты под названием «Забайкальский листок». Она будет иметь характер местной газеты и, с одной стороны, уяснять состояние края, а с другой — способствовать промышленной в нём деятельности и просвещению…»


Благодаря связям с руководством области Петру Савенко удалось получить разрешение на издание газеты. В сентябре 1862 года в Чите даже появились объявления о скором появлении еженедельной газеты. Однако «Забайкальский листок» так и не вышел в свет — инициатору не хватило ни денег, ни подписчиков. Запуск издания потребовал 3 тысячи рублей — слишком внушительную сумму для той эпохи.


Чита в середине XIX века


Благодаря связям с руководством области Петру Савенко удалось получить разрешение на издание газеты. В сентябре 1862 года в Чите даже появились объявления о скором появлении еженедельной газеты. Однако «Забайкальский листок» так и не вышел в свет — инициатору не хватило ни денег, ни подписчиков. Запуск издания потребовал 3 тысячи рублей — слишком внушительную сумму для той эпохи.


Провальную эпопею с задуманной газетой наблюдал Пётр Кропоткин, будущий лидер российского анархизма и популярный публицист, а тогда, в 1862 году, юный есаул Амурского казачьего войска. В своём дневнике Кропоткин, имевший блестящее столичное образование и критический ум, так описал причины неудач Петра Савенко: «Забайкальский листок» сгубило всеобщее недоверие и несочувствие… Лишь немногие мечтатели думали, что из него что-нибудь выйдет… Впрочем, те же мечтатели думали, что народ, крестьяне-казаки, станет на него подписываться…»


Увы, вопреки энтузиастам и мечтателям, полтора века назад потенциальных подписчиков на Дальнем Востоке было крайне мало. Однако сам Пётр Савенко не отступился от своего замысла, только пошёл другим путём — вместо частной газеты стал инициатором издания официального СМИ.



«Правление конной бригады розыскивает хозяина верблюду…»


Так в октябре 1865 года в Чите вместо «Забайкальского листка» появились «Забайкальские областные ведомости», состоящие из двух «отделов». В первом печатались официальные распоряжения и известия от властей, а во втором — самые разнообразные заметки и объявления.


Объявления очень ярко передают колорит эпохи и региона. Например, в №21 «Забайкальских ведомостей» за 21 июня 1868 года читаем: «Розыскивается хозяин мерину, пришатившемуся к лошадям крестьянина Ново-Оловскаго селения Тита Простокишина. Приметы: сиво-белый, грива нерезана, на праву сторону, на левую от ушей с отметом, хвост редкой, тавро на правом стегне… Правление 2 конной бригады розыскивает хозяина верблюду, пришатившемуся к верблюдам казака 2 сотни 4 полка Андрея Голбуева, мастью сива-коурой, тавро на левой щеке, уши целы, правою заднею и левою переднею ногами хромает, примерно 25 лет…»



Выход этой газеты прекратится только спустя полвека, в разгар Гражданской войны. Любопытно, что в отдельные периоды на исходе XIX века заметную часть газеты — две, три, а то и четыре полосы — занимали так называемые «агентские телеграммы», новостные сообщения Северного телеграфного агентства, располагавшегося в столичном Петербурге.


Если в наши дни любой читатель может посмотреть ленту новостей в интернете, то более века назад таким «интернетом» служил телеграф и телеграфные информационные агентства. В столице Российской империи во второй половине XIX века существовало несколько таких агентств, с которыми провинциальные газеты заключали договоры на право публиковать их новостные сообщения, поступавшие по телеграфу.


Особенно такие «агентские» новости были популярны на Дальнем Востоке — ведь регион был отделён от столицы и европейских мегаполисов тысячами вёрст сибирской тайги. И до создания Транссиба центральная пресса со всеми новостями попадала на восток от Байкала с задержкой минимум в несколько недель, а то и месяцев. Поэтому в 80-е годы XIX века в Забайкалье возникло несколько специфических газет, именовавшихся «агентурами» — ведь их основное содержание составляла перепечатка «агентских телеграмм» с новостями из столичного Петербурга.


Так в 1882 году в Верхнеудинске (будущем Улан-Удэ) возникла газета «Верхнеудинская агентура Российского телеграфного общества», а в Нерчинске — «Нерчинская агентура», публиковавшая сообщения Северного телеграфного агентства. С 9 сентября 1884 года в Чите, столице Забайкальской области, выходила газета «Читинская агентура» — от двух до пяти раз в неделю она печатала приходившие из столицы новостные телеграммы, короткие сообщения о недавних событиях. Благодаря таким изданиям жители Дальнего Востока узнавали главные новости на несколько недель раньше, чем к ним приходили газеты и журналы из европейской части России. Помимо новостных телеграмм такие газеты-«агентуры» печатали лишь краткие коммерческие объявления о купле-продаже и т.п.

  


На крейсере за типографским станком и невестой


Во Владивостоке первая газета появилась в 1883 году, её создателем и первым редактором стал коллежский регистратор (низший гражданский чин в Российской империи) Николай Варламович Соллогуб. Уроженец Саратова, на Дальний Восток он попал прямиком из «старой столицы» — в 1880 году Московский центральный телеграф направил его работать телеграфистом в новорождённую столицу Приморья.


Оказавшись на другом конце континента, во Владивостоке, коллежский регистратор сразу обратил внимание на полное отсутствие в городе свежей прессы: все газеты и журналы попадали на берега Золотого Рога с опозданием в несколько месяцев. Это навело Соллогуба на мысль о создании собственной газеты. И первую газету Владивостока назвали просто — «Владивостокъ», как требовало правописание той эпохи.


Идею коллежского регистратора поддержало начальство — военно-морское ведомство и даже сам губернатор Приморской области. Разрешение издавать газету пришло из Петербурга во Владивосток в ноябре 1881 года, но потребовалось ещё 18 месяцев, чтобы претворить начинание в жизнь. Будущему редактору пришлось даже съездить из Владивостока в европейскую часть страны, чтобы привезти в столицу Приморья типографское оборудование.


В то время ещё не было трансконтинентальной железной дороги, и самый быстрый маршрут, связывавший Владивосток с центром России, пролегал морем, вокруг Китая и Индии, через Суэцкий канал. Так что подготовка к выпуску первой владивостокской газеты оказалась сложной и даже опасной — по пути за типографией Николай Соллогуб едва не погиб, когда крейсер «Москва», на котором он плыл пассажиром, пропорол днище о рифы Красного моря. Соллогуб, будучи хорошим пловцом, помог экипажу без потерь высадиться на берег и по итогам был награждён медалью «За спасение погибающих».


Зато возвращение во Владивосток стало триумфальным — будущий редактор привёз не только типографию, но и молодую невесту. Ведь в те годы столица Приморья насчитывала едва 8 тысяч обитателей при большом дефиците женщин… Первый номер газеты «Владивостокъ» был отпечатан 14 апреля (старого стиля) 1883 года. В обращении редактора к читателям говорилось: «Выпуская в свет первый номер нашей газеты, мы освобождаем себя от широковещательных программ. Скажем коротко: сделаем, что можем. Столбцы газеты открыты для всякого правдивого слова, ведущего ко благу края…»


Владивосток в XIX веке


Редакция газеты располагалась в доме Николая Соллогуба — он сохранился до наших дней. Сегодня кирпичное здание по адресу: ул. Пушкинская, д. 7, украшает мемориальная доска первому редактору первой газеты Владивостока.


«Владивостокъ» выходил еженедельно, каждое воскресенье. Подписка на год стоила дорого, целых 10 рублей — внушительная для той эпохи сумма. Но даже при такой цене первое приморское издание поначалу не окупалось. К счастью, руководство военно-морского флота выделило для газеты ежегодную субсидию в 2000 рублей. Дальневосточные моряки не только поддержали всестороннее развитие главной базы русского флота на Тихом океане, но и оказались опытными царедворцами — ведь на «Владивостокъ» подписалась и царская семья, заинтересовавшаяся газетой с самого дальнего края страны.

 


«Вы сначала для меня тюрьму выстройте!..»


Любопытно, что газета «Владивостокъ» стала и первым дальневосточным СМИ, которое оказалось объектом коммерческой сделки, купли-продажи. Целое десятилетие Николай Соллогуб успешно выпускал её, но в 1892 году вынужден был отойти от обязанностей редактора по состоянию здоровья. В июне того года газета была продана за 5500 рублей — её новым владельцем и редактором стал уже известный в Центральной России публицист Николай Владимирович Ремезов. На Дальний Восток он приехал как один из управляющих постройкой Уссурийской железной дороги и надолго задержался в регионе.


Обращение нового редактора к читателям было ярким и своеобразным: «Приобретением газеты мы удовлетворили только личную жажду широкого общественного служения молодому краю… Мы обращаемся ко всем, кто верит в силу правдивого печатного слова, кому дороги интересы нашей далёкой окраины, правильное, прогрессивное её развитие, кто проникнут влечением ко всему честному, хорошему и доброму — прийти к нам на помощь в нашем трудном деле и по мере своих сил способствовать изучению края и беспристрастному освещению его нужд и стремлений…»


Ремезов стал отцом самой бойкой и критической журналистики Дальнего Востока, под его руководством первая газета Приморья довольно быстро поссорилась с власть предержащими и крупными коммерсантами. Новый редактор любил приговаривать: «Кто взялся за перо — будь готов на всё». На страницах «Владивостока» регулярно публиковались разоблачительные и острые материалы, популярные у читателей и весьма раздражавшие руководство города и края. Газета стала участником массы судебных тяжб и споров, Ремезов даже завёл в редакции особый сундук, в котором хранились решения судов.


В Российской империи руководителей СМИ могли подвергнуть административному аресту в случае появления публикаций, по мнению властей нарушающих закон. Однако Николай Ремезов в своих спорах с властями Приморья использовал уникальный юридический казус Владивостока — отсутствие в городской тюрьме «дворянского отделения». Новорождённый дальневосточный город ещё не мог построить полноценную тюрьму, содержать же дворян в одной камере с «простонародьем» по закону было нельзя.


В итоге, как не без гордости писал в своей газете Ремезов в номере от 18 апреля 1893 года: «Тюрьмы на меня нету! На гауптвахту посадить невозможно — я не военный. А в тюрьму — дворянского отделения нет. Содержать меня и негде! Приговоры и остаются без исполнения. На меня вице-губернатор зубы сгрыз. До личных столкновений доходит. В Морском собрании, на встрече Пасхи кинулся: «В тюрьме сгниёте». «Никак нет, — говорю, — ваше превосходительство, вы сначала для меня тюрьму выстройте!»



«Не посетуют подписчики»


На другом конце Дальневосточного региона, в Якутии, первая газета появилась 16 апреля (старого стиля) 1887 года — «Якутские епархиальные ведомости» стали официальным изданием Якутской епархии Русской православной церкви. Как и во Владивостоке, издание было официально зарегистрировано на несколько лет раньше, чем вышло из печати, — почти три года в Якутске пришлось решать вопрос с типографией. Даже в обращении от лица редакции в первом номере газеты говорилось: 


«Редакция «Якутских Епархиальных ведомостей» выступает на литературное поприще не с громкими рекламами, но, по новости дела, с содроганием сердца за будущее. Она опасается не столько за недостаток материала для ведомостей, сколько за исправность издания их. Типография, единственная в Якутске, не вполне устроенная, при малом количестве рабочих рук… Факт налицо! Издание «Епархиальных ведомостей» разрешено 6 сентября 1884 г. и доселе не издавалось за неустройством типографии. По этому да не посетуют подписчики, что редакция в своём издании начинает сообщать сведения прежних годов, залежавшиеся в портфеле редакции…»



Первая газета Якутии выходила два раза в месяц тиражом 250 экземпляров. Её редактором стал священник Стефан Добротворский, ректор Якутской духовной семинарии. С января 1892 года на берегах Лены также два раза в месяц начала выходить и первая светская газета — «Якутские областные ведомости», официальное издание местных властей. Газета издавалась тиражом всего в 450 экземпляров, но чтобы полностью распространить её, пришлось прибегнуть к административному ресурсу — приказом губернатора Владимира Коленко на неё обязали подписаться всё местное начальство, включая старост крупных селений и глав полукочевых улусов и наслегов.


Последнее десятилетие XIX века стало временем появления газет во всех городах Дальнего Востока. Исключением стал лишь самый далёкий город, Петропавловск-Камчатский. Однако газета, в названии которой прямо упоминалась Камчатка, впервые вышла в свет 15 января (старого стиля) 1894 года — правда, выходило это издание не на полуострове, а в Благовещенске. «Камчатские епархиальные ведомости», как следует из самого названия, были официальным изданием Камчатской епархии Русской православной церкви, охватывавшей тогда все земли Дальнего Востока, кроме Якутии и Забайкалья.


Эта небольшая газета, редакция которой располагалась в Благовещенской семинарии, выходила дважды в месяц. Номер стоил 25 копеек — в каждом, помимо официальных церковных известий, публиковались материалы по истории Дальнего Востока и даже коммерческие объявления.


«Камчатские епархиальные ведомости» недолго были единственным периодическим изданием Благовещенска — 1 июля 1895 года вышел в свет первый номер еженедельной «Амурской газеты». Любопытно, что создателями этого, как гласил подзаголовок, «Политического, общественного и литературного органа» выступили Яков Домбровский, бывший надзиратель сахалинской каторги, и бывший узник забайкальской каторги Пётр Баллод.


В Хабаровске своя первая газета появилась на две недели раньше, чем в столице Амурской области, — 2 января (старого стиля) 1894 года здесь вышел в свет первый номер «Приамурских ведомостей». Это было официальное издание, его инициатором стал приамурский генерал-губернатор Сергей Духовский. Газета печаталась в типографии штаба Приамурского военного округа, так что первыми редакторами и создателями первой газеты Хабаровска стали младшие офицеры — поручик Борис Оверин и выпускник Петербургского университета подпоручик Михаил Сибирцев. Первоначально «Приамурские ведомости» выходили еженедельно по воскресеньям, а с лета 1894 года — три раза в неделю, по цене 15 копеек за номер.



«Жизнь на Восточной окраине»


К исходу XIX века на Дальнем Востоке появилась и первая газета, издававшаяся не только на русском языке. В 1895 году этот проект осуществил в Чите знаменитый Пётр Бадмаев. Крещённый в православие бурят, востоковед и доктор тибетской медицины, он был популярен в России той эпохи как мистик и даже политик, пусть и склонный к некоторому авантюризму.


Близкий к царской семье — крестником Бадмаева был сам царь Александр III — этот уроженец Бурятии выступал за присоединение к Российской империи всей Монголии и Тибета. В том числе и в этих целях Бадмаев, будучи состоятельным предпринимателем, задумал издание необычной газеты — на русском и монгольском языках. Первый номер издания под названием «Жизнь на Восточной окраине» появился на свет в Чите 11 ноября 1895 года.



Монголоязычную часть газеты, печатавшуюся введённым ещё при Чингисхане «старомонгольским» алфавитом, редактировал Буда Рабданов — потомок дворянского рода из Бурятии, полиглот и путешественник. Газета уделяла много внимания событиям как на российском, так и на зарубежном Дальнем Востоке, в Монголии, Китае и Японии, для чего в редакции имелся большой штат хорошо оплачиваемых переводчиков. «Жизнь на Восточной окраине» печаталась в личной типографии Бадмаева и выходила заметно чаще иных дальневосточных газет, пять раз в неделю — по вторникам, средам, пятницам, субботам и воскресеньям.


Со временем, в начале XX века, появится целый ряд дальневосточных СМИ на языках различных этносов региона. В 1907 году на берегах Лены начнёт издаваться «Саха Дойдута», то есть «Якутский край» — приложение на якутском языке к одноимённой русскоязычной газете. В том же году в Приморье, где среди переселенцев было много выходцев из малороссийских губерний, в городе Уссурийске будет недолго издаваться газета «Молодая Украина» на русском и украинском языках. Чуть позже, в 1911 году, во Владивостоке появится первая газета на корейском языке «Тай Янг-Бо», что можно перевести как «Великоокеанский вестник» или «Вестник Тихого океана».


Накануне Первой мировой войны, когда в регионах и городах Дальнего Востока собственные СМИ исчислялись уже десятками, без собственных газет оставались только остров Сахалин и Камчатская область, включавшая тогда всю Чукотку и магаданское побережье. На Сахалине, точнее его северной половине (южная стала японской по итогам войны 1904–1905 годов), до самого конца монархии своя газета так и не возникнет. На Камчатке же с декабря 1912 года регулярно издавался «Камчатский листок объявлений» — едва ли его можно считать полноценной газетой, но он заменял жителям Петропавловска всю прессу, когда из-за океанских штормов к берегам полуострова месяцами не приходили корабли.


Примечательно, что этот сборник объявлений тиражом всего 420 экземпляров редактировал лично вице-губернатор Камчатской области Александр Гаврилович Чаплинский. Чиновник явно не хотел пускать прессу на самотёк, ведь именно из-за конфликта с журналистами он был фактически сослан на далёкую Камчатку с куда более завидного в те времена поста вице-губернатора Амурской области. На протяжении 1911 года в Благовещенске на весь дальневосточный край гремела настоящая война популярной газеты «Амурский пионер» с вице-губернатором Чаплинским. Газета регулярно и придирчиво обвиняла чиновника в коррупции, а тот пытался её закрыть.


Петроавловск-Камчатский в конце XIX века


В итоге борьба «чёрного пиара» с «административным ресурсом» закончилась обидной для всех ничьёй — газету закрыли, но вице-губернатора перевели на Камчатку. Благовещенск по меркам той эпохи был для Дальнего Востока настоящим мегаполисом: почти 70 тысяч населения, тогда как всех обитателей Петропавловска насчитывалось чуть более полутора тысяч. На Камчатском полуострове победитель «Амурского пионера» мог ощутить себя настоящим ссыльным…


Так что статский советник Александр Чаплинский не зря опасался прессы, но всё же со 2 мая (старого стиля) 1914 года в столице Камчатки наконец стало издаваться своё настоящее СМИ — ежедневная газета «Камчатский листок». Это был в полном смысле листок, всего один лист бумаги стандартного формата, заполненный с двух сторон текстом. Небольшое издание отражало характер далёкого края — если на первой полосе печатались распоряжения областной администрации и полученные недавно построенной радиостанцией краткие новости Петербургского телеграфного агентства, то в неофициальном разделе в основном сообщалось о землетрясениях на полуострове и о всех без исключения кораблях, прибывавших в Авачинскую бухту.