ОСТРОВНОЙ СИНДРОМ


...и ещё 5 психологических особенностей жителей Дальнего Востока


"

Прокрутите Вниз


Человеку свойственно видоизменять место своего жительства. Но и место жительства в свою очередь порой меняет человека не меньше. Психологи уверены, у дальневосточников есть свои особенности: одни характерны для жителей определённых регионов, другие — почти для всех обитателей восточного «края света». DV поговорил со специалистами и составил психологический портрет дальневосточника. 



ОСТРОВНОЙ СИНДРОМ


Как правило, островной синдром — главная особенность жителей Дальнего Востока. Он проявляется в ощущении оторванности от «материка» — так на востоке называют центральную часть России. Человек страдает оттого, что все важные события страны и мира разворачиваются без его участия. Вкупе с другими проблемами это приводит к неуверенности и заметному снижению самооценки.


Удалённость от центральной части России так или иначе периодически проявляет себя в ощущении «заброшенности» у жителей почти всех регионов Дальнего Востока. Но в большей степени этот синдром, безусловно, характерен для труднодоступных уголков округа.


— Нередко клиенты говорят, что ощущают себя оторванными от цивилизации, — рассказывает Виктория Задорожняя, президент ассоциации профессиональных психологов Камчатского края. — У людей складывается ощущение, что жизнь проходит мимо них. Это характерно для многих жителей Дальнего Востока.


"

Прокрутите Вниз


Кроме того, островной синдром в сочетании с длинной зимой и непредсказуемой погодой обостряет межсезонные перепады настроения. В особенности это характерно для Камчатки и Сахалина, климат которых не слишком часто балует солнечными днями. Наиболее остро жители этих регионов ощущают минусы своего географического положения при возвращении с «материка».


— Всё познаётся в сравнении, — говорит Светлана Гритчина, психолог из Южно-Сахалинска. — Когда люди приезжают из отпуска, островной синдром проявляет себя особенно ярко. Но, как правило, после отпуска сахалинцы быстро возвращаются в прежнюю колею, и это проходит. Иное дело — приезжие. Островной синдром наиболее заметен у жён сотрудников нефтедобывающих компаний. Они в основном не работают и живут в специально отведённых поселениях. Отсутствие панорамы, особенно зимой, приводит к ощущению того, что они пребывают в «тоннеле».


При этом коренным жителям Дальнего Востока островной синдром почти незнаком. Для них родная земля никогда не ассоциировалась с «краем света», а развитие интернета решило проблемы коммуникации с миром. В этом, в частности, уверена практикующий психолог из Якутска Надежда Васильева.


— Островной синдром, наверное, остался у тех якутян, которые прибыли в Республику Саха (Якутия) из других регионов по распределению во времена Советского Союза и остались тут жить. В их разговоре иногда центральная часть России обозначается как «материк». Для современных молодых людей, с развитием интернета и с возросшими возможностями путешествовать в любую точку земного шара, не существует границ, как снаружи, так и внутри, — отмечает Надежда.



ОТКРЫТОСТЬ


Если островной синдром проявляется не у всех дальневосточников, то открытость местных жителей можно заметить в любом городе региона. Большинство психологов считают, что причина этому — удалённость Дальнего Востока от Центральной России. Также немалую роль играет низкая плотность населения.


— Чем меньше людей вокруг, тем больше ценится контакт с ними, — говорит Рита Гимаева, психолог из Владивостока. — Население Приморья всего около двух миллионов человек, и мысль «нас здесь не так уж много» звучит и на бессознательном уровне. Раньше так было в деревнях: если появлялся кто-то новый — все бежали, просто чтобы поговорить, узнать что-то новое. Скученность населения в больших городах угнетает людей, делает их по меньшей мере безразличными друг к другу, а часто за этим безразличием скрывается враждебность. Поэтому, когда люди отделены и удалены, контакты ценятся значительно больше. Это даёт открытость и радушие.


Также у специалистов существует мнение, что открытость дальневосточников связана с характером их профессий.


— В Приморском крае люди более открытые, особенно моряки, — утверждает Елена Белоус, психолог, доцент Дальневосточного федерального университета.


"

Прокрутите Вниз


Как ни банально, но, может, всё дело в том, что они много времени проводят в море? При этом, откуда они приехали во Владивосток, не важно: эта искренность есть почти у всех моряков. Иногда они совершенно не стесняются говорить о том, о чём можно было бы умолчать.


Тем временем в северных регионах Дальнего Востока свой вклад в эту психологическую особенность внёс климат. Взаимовыручка и поддержка друг друга необходимы, если речь идет о выживании морозной зимой в малонаселённой местности.


— Пресловутое северное гостеприимство обусловлено суровым климатом и условиями проживания на огромной территории, потому что гости здесь не часто бывают из-за отдалённости улусов между собой, высоких цен на билеты и затруднённой транспортной системы. И когда приезжает гость — из-за границы, из другого региона России или из Якутска — в село, его кормят только самым вкусным, не оставляют одного и стараются всячески угодить, чтобы хорошо пообщаться с новым человеком и оставить о себе хорошее впечатление, — рассказывает Надежда Васильева.



ОТЛОЖЕННАЯ ЖИЗНЬ


Невроз, либо синдром, отложенной жизни — сценарий поведения, знакомый многим людям. Под лозунгом «всё лучшее — впереди» он заставляет человека откладывать жизнь «на потом», не давая возможности получать удовольствие от настоящего. Неудивительно, что особенное распространение этот невроз получил на севере Дальнего Востока — месте, где немалая часть населения живёт из-за высокой зарплаты с надеждой на переезд в более тёплые края.


«Такой сценарий является осознаваемым или нет предположением северянина о том, что сейчас он ещё не живёт настоящей жизнью, а только создаёт для неё условия. Настоящая жизнь начнётся после того, когда он создаст себе благоприятные условия… «Северный сценарий» почти не поддаётся рациональной коррекции, поскольку воспринимается окружающими как естественный для многих, кто родился на Дальнем Востоке или живёт здесь с раннего детства», — считает автор термина «невроз отложенной жизни», психолог Владимир Серкин, изучавший социально-психологические причины миграции населения северо-востока России.


Наличие такого синдрома предполагает, что в настоящее время человек недоволен своей жизнью, но не стремится решать проблемы «здесь и сейчас». По словам магаданского психолога Владислава Красильникова, выбирая такое поведение, человек зачастую обманывает сам себя, так как и по прошествии времени не получает ожидаемого удовлетворения.


"

Прокрутите Вниз


— При таком поведении человек всегда ждёт чего-то потом. Это как женщина, вышедшая замуж за алкоголика. Она думает «сейчас он пьёт и бьёт меня, но зато потом он когда-то бросит пить, и вот тогда мы заживём». А так вся жизнь и проходит в варианте «пьёт и бьёт». А человек терпит. Так и здесь — человек не живёт, а терпит. Он несчастлив, недоволен, борется за ресурс, выживает, с тем чтобы только потом начать жить. Это часто звучит так: «Сейчас мы работаем, пашем в три смены, зато потом мы заработаем денег, будет малина, а не жизнь, будем отдыхать», но и потом появляются другие проблемы, — рассказывает Владислав.


В то же время психолог отмечает, что и в такой психологической особенности есть свои плюсы. В отличие от жителей других регионов России, которые иногда слишком легко относятся к своим расходам, северяне почти всегда имеют за душой сбережения.


— Я работал психологом и на материке, и мне есть с чем сравнивать. Там для многих свойственно получать небольшую зарплату и целиком её проживать, но для Магадана это маловероятно. Мне было странно видеть, как живут люди на материке. Я говорю: «Ну хорошо, вы сейчас проживёте зарплату, а потом что?» — «А что потом? Сейчас живём». А мне это было очень странно понять, потому что сам я вырос на севере, — вспоминает Красильников.



СИНДРОМ ВРЕМЕНЩИКА


Это синдром близкий по происхождению к неврозу отложенной жизни. В целом он описывает психологию человека, мало заинтересованного в занимаемом месте — будь то должность либо территория. Ведь он уверен, что здесь ненадолго. Эту особенность психологи замечают в разных регионах, но чаще всего на севере Дальнего Востока.


— Для меня весь Дальний Восток ассоциируется с большим вокзалом, и Приморье — не исключение. Многие чувствуют себя здесь «временщиками»: приехали сюда работать в море либо военные. И эта психология сказывается на том, что никто не хочет ничего делать. В западных регионах России с этим иначе. Люди больше обращают внимание на то, что вокруг них, — объясняет Елена Белоус.


"

Прокрутите Вниз


Психолог уточняет, что подобный синдром нередко оказывается наследственным. Если родители часто говорят, что рано или поздно уедут из этого места, их дети вырастают с ощущением, что его непременно нужно покинуть. При этом они не могут объективно оценить плюсы своего местонахождения, что сказывается и на собственной самооценке. Иногда, чтобы избавиться от подобного синдрома, люди переезжают в другой регион. Но ненадолго.


— К сожалению, не все мы ценим, что в Приморье столько солнечных дней в году, не всегда ценим его климат и природу. Многие мои знакомые, переехавшие в центральную часть России, вскоре вернулись оттуда. И они рады возвращению, потому что там было хуже, а не лучше, — говорит Елена Белоус.



ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ К ОДЕЖДЕ


По замечанию многих туристов, дальневосточники зачастую одеваются иначе, чем жители центральных регионов России. Если в большинстве своём на западе страны люди ценят в первую очередь комфортную повседневную одежду, то население дальневосточных городов чаще стремится проявить себя через вещи. В частности, речь идет об «особой женственности» жительниц Владивостока.


"

Прокрутите Вниз


— Часто можно услышать, что во Владивостоке очень красивые женщины. Я думаю, что в основном это связано с их стилем одежды. Он сложился в те времена, когда Владивосток был городом моряков. Их жёны задавали тон, здесь было много валютных магазинов, иностранных вещей. Будучи студенткой, в восьмидесятых я побывала в Москве и Санкт-Петербурге и была поражена: местные жители были похожи на серую массу — в блёклых джинсах и свитерах. Здесь же — одна ярче другой: не важно, горы, не горы — все на каблуках, в модных тогда кожаных плащах, вплоть до перекоса, когда на тренировку — в бриллиантах. Сейчас же Владивосток одевается со вкусом, — вспоминает Елена Белоус.


Если говорить о влиянии островной замкнутости на восприятие людей, нельзя не упомянуть Сахалин. По словам Светланы Гритчиной, здесь все знают друг друга, отчего создаётся впечатление, будто постоянно находишься перед объективом камеры. Сахалинцы стараются демонстрировать дорогие вещи, уделяя особое внимание атрибутике определённых марок, будь то украшения, сумка, шуба или очки. 



СИЛА ДУХА И УПОРСТВО


Стойкость и трудолюбие называют характерными чертами, свойственными практически всем дальневосточникам. Возникли они ввиду сложных условий жизни, с которыми пришлось столкнуться первопоселенцам Дальнего Востока. Важно, что эти качества оказались наследственными, ярко проявляя себя и в следующих поколениях.


— Можно выделить две основные волны заселения Дальнего Востока. Первые — это переселенцы, укоренившиеся здесь до революции. Крепкие люди, которым удалось пережить тяготы переселения и приспособления к новому месту. Другая волна — те, кто переехал сюда уже в советское время. Это сильные люди, которым хватило смелости уехать на край земли, оставив насиженные места и семьи. Конечно, доля авантюризма здесь есть, но не было бы его — не было бы и освоения новых территорий, — размышляет Рита Гимаева.


"

Прокрутите Вниз


Психологи признают, что чем суровее условия жизни человека, тем больше упорства и трудолюбия ему приходится проявлять. И жители Дальнего Востока отличаются особенной душевной и физической силой.


— Северяне очень стойкие. Пусть не все они умеют жить, но у них здорово получается выживать. Они пробивные, и, приезжая на материк, им гораздо проще сделать карьеру — они привыкли к трудностям, чтобы сразу приняться за сложную работу. Ведь изначально эти места заселяли наиболее неспокойные, наиболее подвижные, предприимчивые люди. Пассионарии, скажем так, — уверен Владислав Красильников.


Суровые условия жизни, сила и вместе с ней лёгкость характера научили дальневосточников быстро приспосабливаться ко всему новому. Именно поэтому никакие расстояния не останавливают этих людей на пути к достижению своих целей.