"

Прокрутите Вниз


В хозяйстве братьев Раченковых трудятся всего четыре человека — владельцы и ветеринары. Практически всё делают машины — доят, кормят, моют и даже чешут спины животным после сытного обеда. Корреспондент DV Наталья Шолик побывала в Михайловском районе и рассказывает особенности нового производства.



На роботизированном хозяйстве тепло. Пахнет деревом и свежеиспечённым хлебом — этот признак всегда присутствует у качественного сенажа. Вся ферма — это два здания, коровник, рассчитанный на 100 голов, и административно-бытовой комплекс. В сутки здесь производят полторы тонны молока. 



Место, где живут коровы, — сооружение высотой в два этажа, у него есть потолок, полы и нет стен. Вместо них — шторы из полипропилена. Летом их убирают, и получается беседка. Зимой опускают. Внутри настил обрастает снежно-ледяной коркой, и становится ещё теплее. Под ногами везде резиновые коврики, чтобы коровы не поскользнулись.


Дом состоит из клееных деревянных конструкций. В последние годы именно этот материал всё чаще используют при строительстве животноводческих комплексов. Он отлично сохраняет тепло, не гниёт и не горит, под воздействием аммиака и влаги дерево обретает дополнительную прочность.


Весь коровник делится на зоны, наполненные «умной» электроникой. В месте отдыха работает автоматическая щётка-чесалка для животных.


В соседней части для кормления коровы проводят большую часть времени. Ежедневный рацион смешивают при помощи специального робота-миксера. В корме — целых 12 элементов, чтобы молоко получилось полезным и питательным.


«Это силос, сенаж, комбикорм, патока, вода, жом, — рассказывает руководитель фермы Алексей Раченков. — Благодаря такому подходу мы сохраняем здоровье наших коров и получаем от них наибольшее количество молока».


За перемещениями из одной зоны в другую следит интеллектуальная система ворот. С виду они чем-то напоминают двери салунов из американских вестернов: небольшие, квадратные и открываются в обе стороны. Основные отличия заключаются в том, что эти приспособления сделали не из дерева, а из металла, и внутри них — тончайшая электроника.


«Изначально все коровы находятся в зоне отдыха, где можно спать, но еды нет, — объясняет Алексей Раченков. — Чтобы подкрепиться, приходится идти к кормовому столу. После приёма пищи животное не может вернуться в зону отдыха и может идти только в так называемую «аллею». Это такой коридор длиной примерно в два метра, в нём стоит ванночка со специальным раствором для обработки копыт и установлены датчики, которые решают, готово ли животное давать молоко».



Шоколад для коровы


Процесс доения на ферме также автоматизирован. Животные сами подходят к специальному вольеру, внутри которого — только доильный робот и кормушка, которая, как только бурёнка заходит внутрь, доверху наполняется комбикормом.


«Для коров он как шоколад для людей, они его очень любят, — замечают фермеры. — Поэтому перед стойлом с утра до вечера стоит очередь».


Кстати 

В среднем каждая корова проходит процедуру дойки до четырёх раз в день. Таким образом, предприятию удаётся получать до 24 литров молока в сутки с каждой бурёнки.


Как только корова притрагивается к корму, робот начинает обрабатывать вымя. У машины длинная механическая «рука», на которой стоит 3D-камера и тепловой сканер, благодаря им аппарат без проблем отличает вымя от ноги или, скажем, хвоста. Аппарат тщательно омывает и дезинфицирует молочные железы, только после этого приступает к дойке. Первые струи попадают в отдельные ёмкости — считается, что в них содержится наибольшее количество микробов. Оставшееся молоко по специальным трубам перекачивается в огромный танк, так называется ёмкость для охлаждения продукта.


«У коровы всё происходит на гормональном уровне, — рассказывает Алексей Раченков. — Только мы дотронулись до её вымени, у неё начинает вырабатываться гормон окситоцин. Он попадает в кровь, в результате чего вырабатывается молоко. Если мы успели приступить к доению в это время, животное отдаёт молоко с радостью. Если приступили раньше или позже, происходит жёсткое доение, которое чревато механическим маститом из-за неправильного воздействия. Мастит также может возникнуть и в том случае, если мы не сдоим всё молоко или, наоборот, переборщим. Робот всё это «видит» и «чувствует», что помогает свести вероятность мастита к минимуму».


Примечательно, что аппарат ещё и анализирует качество молока, которое поступает. Если «умный» механизм обнаружит, что в нём присутствует кровь или другие нежелательные ингредиенты, он направит жидкость не в общий танк, куда идёт молоко со всего коровника, а в отдельно стоящие, специально предназначенные для этого ёмкости. На стол к потребителю такой продукт точно не попадёт.

Как только робот закончит, он обрабатывает вымя, разбрызгивая на него йодный раствор. Машина не просто дезинфицирует молочные железы, но и закупоривает каналы, чтобы в них не попали грязь и микробы.


«В йодном растворе содержится пропиленгликоль и глицерин, из-за чего он имеет очень вязкую консистенцию. Раствор стекает по соску и остаётся висеть каплей там, где находится вход в канал. Это очень важно. После дойки коровам всегда хочется прилечь. Поэтому канал и нужно закрыть», — уточняет Алексей Раченков.



Увидеть в цвете


Данные по каждой корове сохраняются на компьютере.


«Можно посмотреть родословную. Вот, например, смотрим, что корова родила уже четырёх телят, трёх телочек и одного бычка, смотрим их даты рождения, видим, как назвали телят, какая у них была масса, как было со здоровьем. Когда корову вакцинировали, когда осеменяли, когда доили. Информация есть абсолютно обо всём, и это очень удобно, когда нужно что-то анализировать», — делится Алексей Раченков.


Вся информация подаётся в виде таблиц и графиков, отдельные показатели различаются ещё и по цвету. К примеру, если программа замечает: что-то не так с качеством или количеством молока у определённого животного, она подсвечивает сведения красным цветом. Если корова болела, её лечили и теперь её данные улучшились, она подсвечивает их жёлтым цветом. Если всё хорошо и всё идет по плану, информация выводится зелёным.


«Система реагирует на любые отклонения от нормы. К примеру, если в молоке увеличивается количество соматических клеток, высока вероятность, что корова чем-то болеет. Программа мгновенно подсветит карточку животного красным цветом, — отмечает Алексей Раченков. — То же самое произойдёт, если она «заметит» кровь в молоке или какие-то другие нежелательные элементы, если вымя не удастся выдоить до конца, если резко снизился надой от определённой коровы».


Каждый день на роботизированной ферме, по словам руководителя, начинается с анализа показателей. Ветеринарные врачи сначала просматривают карточки всех коров на экране и только после этого идут в коровник.


«Работа практически всех специалистов на ферме сейчас начинается в кабинете, — подчёркивает Алексей Раченков. — Раньше тот же ветеринарный врач сначала приходил в коровник и осматривал коров. Сейчас он приходит в офис, выбирает отдельных коров, которых ему «подсветила» программа, выписывает всю необходимую информацию о них на листочек и только потом с этим листочком идёт к животному. К примеру, программа показала, что у такой-то коровы было незаконченное доение, ее подоили, но в вымени осталось молоко. Он пойдёт к этой корове и разберётся, в чём причина. Ему не нужно будет осматривать всех животных подряд».



Дело на миллионы


Роботизированная ферма семейного типа в Михайловском районе — образцовое хозяйство, поднять которое братьям Раченковым удалось во многом благодаря шведской компании DeLaval — одного из крупнейших мировых производителей оборудования в сфере молочного животноводства.


В 2012 году родственники вышли на шведов с предложением создать в крае такую ферму, где сельхозпроизводители могли бы не на словах, а на деле знакомить с их оборудованием. В DeLaval такую идею поддержали.


«Мы решили создать такую демонстрационную ферму, где можно было бы аккумулировать современные технологии и популяризировать передовой опыт в молочном производстве. Речь шла о проекте, который полезен всем. В Приморье с 90-х в животноводстве ничего значительного не строилось. А шведам нужно было показывать, как работает их оборудование», — вспоминает Алексей Раченков.


Кстати

Сегодня Приморский край обеспечивает себя собственным цельным молоком всего на 40%.


При поддержке шведской компании братья разработали проект будущей демонстрационной фермы. Он включает три коровника на 365 голов, родильное отделение, телятник и склады для корма.


Действующий коровник рассчитан на 132 головы и числится в первой очереди объектов, которые предстоит возвести.


«Первый мы начали строить в феврале 2013 года и закончили в ноябре 2014-го. Это очень долго. На такой комплекс нужно максимум четыре месяца. Но у нас не было устойчивого финансирования. А покупать пришлось очень много: технику, землю. Там, где сейчас находится ферма, раньше вообще было болото. Мы завезли порядка 30 тысяч кубов грунта, чтобы всё отсыпать. У меня фотография есть, как на этом болоте трактор застрял и мы его вытаскивали», — делится Алексей Раченков.


Общая стоимость проекта — более 120 млн рублей. Львиную долю инвестировала шведская компания. 10 млн рублей — личные средства братьев. 22 млн рублей родственники взяли в кредит, 30 млн — в лизинг. Еще 40 млн, по словам Алексея Раченкова, им обещали выделить по краевой программе государственной поддержки сельхозпроизводителей, однако в итоге дали только 14. Из-за этого строительство сильно затянулось.



По проекту ферма должна выйти на полную мощность к 2020 году. Срок её полной окупаемости — чуть более семи лет. Бизнес-процессы идут по графику, несмотря на сложности.


«В марте 2019 года мы отдадим последний кредит. После этого будем готовы инвестировать в строительство следующих объектов, в том числе в родильное отделение и помещения для молодняка. Кроме того, весной планируем покупку как минимум 30 голов нетелей. Сейчас у нас 96 голов, которые дают полторы тонны молока в сутки, а мы хотим не менее двух с половиной тонн ежедневно. Будет поддержка государства — замечательно, не будет — что поделать, справимся сами. Мы в любом случае будем двигаться вперёд, просто, может, не такими быстрыми темпами, как хотелось бы. Знаете, когда человек болеет за своё дело, у него всё получается. А мы за своё дело болеем», — заключил Алексей Раченков.