"

Прокрутите Вниз


Прошлым летом два корреспондента ТАСС, Сергей Сысойкин и Юрий Смитюк, побывали в чукотском селе Лорино — на родине самых лучших морских охотников мира. Чтобы посмотреть и запечатлеть охоту на моржей и китов, им пришлось преодолеть ряд трудностей Крайнего Севера. Мы уже рассказывали вам, как журналисты добирались до Чукотки и вышли на первую охоту. Во второй части специально для DV Сергей Сысойкин делится секретами морской охоты и объясняет, почему именно здесь хорошее отношение ценится дороже денег.

 


Не варварство, а выживание


Первый выход в море открывает нам все двери. Поход за китами ожидается на следующий день рано на рассвете — в три утра. В это время киты как раз спят. Невыспавшиеся, но эмоционально заряженные, мы снова рассаживаемся по двум лодкам: я попадаю на судно вместе с Оттоем, а Юрий — с одним из лучших гарпунёров села — молодым Александром. Через некоторое время в море я обнаруживаю, что лодка с Юрием ещё не отошла от берега. Оказывается, заместитель Оттоя охотник Эдуард Рапхыргин проспал, а ключи от лодки и ружья хранятся у него. Но его будят, и вскоре он и его коллеги присоединяются к поиску китов.


Охота на них гораздо увлекательнее и сложнее, чем на моржей. Киты могут долго находиться под водой и выныривать через несколько сотен метров от того места, где их заметили. Поэтому шесть или семь лодок рассредотачиваются по заливу. Как только охотник видит кита, он вскидывает гарпун, и на помощь со всех сторон летят другие лодки. К гарпуну крепится пластмассовый буй, который не даёт киту уйти под воду, поскольку если кит показал охотнику свой хвост, то мормлек (морское млекопитающее) уйдёт на глубину, и его уже не поймать.



В попытках поймать кита мы проводим около часа, и кажется, что на этот раз всё закончится без добычи. Но через некоторое время удача улыбается гарпунёру Саше, на лодке которого сидит Юра. Бросок достигает цели, и следом за первым гарпуном в тело животного вонзается ещё несколько.

Вскоре в заливе охотники добывают и второго кита. Технология аналогична моржовой охоте: после гарпунов кита убивают из ружей, стреляя в дыхательное отверстие на самом верху головы. Однако кит может сопротивляться гораздо отчаяннее моржа. Бывали случаи, когда раненый кит опрокидывал лодку с охотниками. Нас с Юрой пересаживают в одну лодку, к которой прикрепляют добычу. Транспортировка туш занимает около часа, поскольку на этот раз мы везём с собой несколько тонн мяса.



На берегу разворачивается настоящий сельский праздник. Кита вытаскивают на другую сторону берега тракторами. Собираются все жители села. Кит разделывается по кускам, причём каждый житель может взять себе любое количество мяса. Люди приходят с тележками, приезжают на мотоциклах и велосипедах. Для жителей Лорино такое мясо жизненно важно, море кормит их на протяжении столетий, это образ жизни. Но объяснить человеку, который может сходить в любое время в магазин и купить себе всё необходимое, что охота на китов — не варварство, а многовековая традиция, необходимая для выживания народа, иногда довольно сложно. Поэтому чукчи не очень любят, когда охоту и разделку китов фотографируют: не каждый может понять смысл происходящего.



Особенно необычно смотрятся при разделке кита маленькие дети. Пятилетние детишки уже умело управляются с ножом и угощаются добытым мясом прямо на берегу. Предлагают попробовать и нам. Поскольку кита в России добывают только на Чукотке и он необходим для жизни коренных народов Севера, продавать его мясо запрещено. Но угостить им могут. Особенно ценится как деликатес сало кита — итильхен (по-чукотски) или мантак (по-эскимосски). Его можно есть свежим, сразу после разделки, или копчёным. Кстати, в трудные 90-е годы, когда Чукотка оказалась в очень сложной экономической ситуации, именно море помогло местным выжить. Промысел сохранил и само село, поэтому отношение к морзверобоям здесь крайне уважительное.



На лодке мимо льдин


В четырёх часах езды на лодке от села располагается самая северо-восточная точка Евразии — мыс Дежнёва. Сегодня чукчи умело используют своё географическое преимущество: те немногие путешественники, которые добираются сюда, за определённую плату посещают эту точку с морзверобоями. Поездка на мыс Дежнёва, на котором находится древнее эскимосское поселение Наукан, занимает четыре часа в одну сторону. Каждый должен заплатить пять тысяч рублей. К сожалению, полной суммы на такую поездку у нас с коллегой не оказалось. Но Оттой согласился взять с нас значительно меньше, чем требовалось. Чукчи гораздо проще относятся к деньгам, и если тебе удалось наладить с ними контакт, то договариваться будет легче. Потому на Севере хорошее отношение ценится гораздо больше денег.


Выходим к мысу Дежнёва на двух лодках. Охотники довольно критично смотрят на мою одежду и выдают дополнительно тёплые штаны, шапку и перчатки. Море неспокойно, и нас постоянно подбрасывает на волнах, а каждое приземление на воду ощущается как довольно жёсткое. Терпеть приходится два часа, потом море успокаивается. По пути мы проезжаем промысловую базу охотников Аккани и любуемся бескрайней тундрой.



Несмотря на конец лета, мыс Дежнёва окружает плотное ледовое кольцо. Мы аккуратно лавируем мимо льдин, а охотники иногда спрыгивают на них и отталкивают ногами. Зато на мысе можно наблюдать разнообразный птичий базар, здесь летом гнездится несколько видов птиц. Издалека на берегу мы замечаем людей, а когда причаливаем, оказывается, что это известный местный путешественник и блогер Евгений Басов вместе с группой туристов, мы уже встречались с ними ранее в аэропорту Анадыря. Они прошли пешком из Лаврентия через село Уэлен к мысу Дежнёва, условившись ждать морского охотника из Лаврентия. Но их подвела связь, и в назначенное время встретиться с лодкой не удалось. Таким образом, наша внезапная поездка помогает людям добраться до пункта назначения.



Место, где сливаются два океана


На берегу мы быстро завтракаем и по пологому склону поднимаемся к селу Наукан. Оно было расселено в пятидесятых годах прошлого века, когда власти СССР укрупняли населённые пункты. Сейчас правительство Чукотки работает над тем, чтобы включить Наукан и маяк Дежнёва в список культурного наследия ЮНЕСКО. В бывшем селе сохранились землянки, над которыми возвышались остовы из китовых костей, некоторые из них до сих пор торчат из земли. Есть в бывшем поселении и более новые постройки, например школа.



С маяка-памятника С.И. Дежнёву, на который можно взобраться, открывается живописный вид на два океана — Тихий (Берингово море) и Северный Ледовитый (Чукотское). В месте, где они соединяются, видно, как меняются оттенки воды — с зелёного на синий.


Два года назад документалист-самоучка Виктор Никифоров вывез из Лаврентия несколько бывших жителей Наукана. Многие из них, покинувших родной поселок ещё детьми, с лёгкостью нашли места своих яранг. Воспоминания бывших жителей Наукана вошли в фильм Никифорова, который уже успели увидеть в Германии, а сама картина вошла в наследие Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина в Санкт-Петербурге.



С учетом того, что добраться до Наукана не так просто, памятник сохранился в довольно неплохом состоянии. Кстати, чтобы попасть туда, необходимо купить входной билет за 300 рублей у инспектора национального парка «Берингия», Наукан является составляющей нацпарка.


Обратный путь в Лорино проходит гораздо спокойнее. На льдах нам встречаются три моржа, которые лениво покидают льдины только тогда, когда мы приближаемся к ним на расстояние протянутой руки. А в тундре мы замечаем несколько бурых медведей, которые спешно уходят подальше от незваных гостей на лодках.



Отдельная планета


Кажется, и мы с Юрой прониклись знаменитым чукотским гостеприимством. На ночь мы приглашаем к себе Басова и гостей, которые на следующий день пойдут пешком в сторону Лаврентия. На следующий день мы с Юрой идём знакомиться с учителем информатики Владимиром Думлером, перебравшимся сюда два года назад из Новосибирска. Владимир перевёз сюда семью и вполне доволен жизнью на Крайнем Севере. Недостаток овощей ему заменяет суровая северная красота, и возвращаться в родную Сибирь он пока не собирается.


Учитель Владимир ДУмлер перебрался 

на Чукотку из Сибири и не собирается

возвращаться назад


Пока мы ждём Владимира, Юра хочет сфотографировать детей, играющих в баскетбол. Однако дети позировать отказываются, поэтому предлагаю им сыграть в старую игру — минус пять, смысл которой — попасть в баскетбольное кольцо из любой точки площадки, чтобы соперник, бросая из неё, промахнулся. И так до пяти промахов. Договариваемся играть на шоколадку, в итоге я с треском проигрываю. В одном из местных магазинов покупаю самый дорогой горький шоколад, но победитель его сразу же бракует. Поэтому идём в магазин уже вместе и обмениваем шоколад на пару шоколадных батончиков. И хоть моя спортивная гордость явно уязвлена, фотографии получились хорошие.


На обратном пути мы с Юрой остаёмся ждать самолёта на два дня, после чего успешно возвращаемся в Анадырь. В багаже у нас первые в мире съёмки разделки кита с квадрокоптера и съёмки кита вблизи под водой, а самое главное — впечатления, которые останутся на всю жизнь. Что и говорить, Чукотка — земля настоящих людей и отдельная планета.


Первую часть текста читайте тут