"

Прокрутите Вниз


Прошлым летом два корреспондента ТАСС, Сергей Сысойкин и Юрий Смитюк, побывали в чукотском селе Лорино — на родине самых лучших морских охотников мира. Чтобы посмотреть и запечатлеть охоту на моржей и китов, журналистам пришлось преодолеть ряд трудностей Крайнего Севера. Специально для DV в первой части своего небольшого дневника Сергей Сысойкин рассказал, чем живут чукчи сегодня и почему здесь лучше не отказывать, когда в аэропорту просят передать посылку. 



Авиация Крайнего Севера


Чтобы добраться до места проживания морзверобоев, нужно решить целый логистический квест. Благо путь из Петропавловска-Камчатского до Анадыря с марта прошлого года можно преодолеть на самолёте — этот маршрут не обслуживался авиатранспортом несколько десятков лет. Однако купить билет на Ан-26 можно только в авиакассах, поскольку на Севере онлайн-бронирование не особо развито. Но если добраться до Анадыря неопытный путешественник ещё сможет, то своевременно долететь до восточного побережья Чукотки удастся далеко не каждому. Дело в том, что в регионе, где авиатранспорт является фактически безальтернативным способом передвижения, большую роль в перемещениях играет погода.


Путешественники и жители Чукотки могут неделями дожидаться вылета в другой населённый пункт. Поскольку билеты быстро раскупаются, нужно связываться со знакомыми, чтобы они их своевременно приобрели. Мне как человеку, проработавшему на Чукотке почти два года, сделать это не составило особого труда. Впрочем, добрые отношения в этом регионе гораздо важнее денег, о чём мы с коллегой ещё не раз вспомним во время поездки.



Нам с фотокорреспондентом повезло — мы вылетели в село Лаврентия спустя всего несколько часов задержки, что по чукотским меркам несущественно. В международном аэропорту Анадыря мы встретились с известным местным путешественником и блогером Евгением Басовым, который вёл очередную группу (куда входил и гость из Франции) в расселённое поселение эскимосов Наукан, претендующее на статус культурного наследия ЮНЕСКО. Буквально через несколько дней мы встретимся с ними в довольно необычных условиях и даже протянем руку помощи.



Эффект погранзоны


До начала 2018 года вся территория Чукотского полуострова считалась пограничной зоной. Чтобы попасть туда, нужно было иметь прописку или временную регистрацию на Чукотке, журналистам же было необходимо оформить командировочное удостоверение. У меня ещё оставалась временная регистрация с предыдущего места работы, а вот Юрий оформил удостоверение. Но 17 июня, всего за несколько дней до нашего прилёта, режим погранзоны (за исключением ряда островов) на Чукотке был снят приказом ФСБ России.


Правда, так называемый эффект пограничной зоны всё равно остался, в международном аэропорту Анадырь и селе Лаврентия пограничники по-прежнему проверяли документы прибывших. В Лаврентия оборудование фотографа привлекло дополнительное внимание пограничников. Они долго осматривали наш багаж, интересовались, как и где фотограф будет запускать квадрокоптер, какова цель нашей поездки и какие информационные материалы мы будем публиковать по возвращении с Чукотки. Однако работают пограничники максимально корректно, а их интерес к журналистам больше продиктован тем, что такие гости прилетают в село нечасто.



На Чукотке очень важна взаимопомощь. Если тебя просят помочь, отказывать не принято. Мы с Юрием захватили с собой в село несколько огурцов и помидоров, так как сезон навигации на Чукотке ещё не начался и овощей в селе не было. Мы видели, как люди стоят в очереди к кораблю с продуктами, где помидоры продаются по 300 рублей за килограмм. Позже в магазине они бы стоили уже по 700. Обратно мы также увозили гостинцы на Большую землю. И если к вам в чукотском аэропорту подойдут с просьбой отвезти что-то с собой, не отказывайте — для многих это единственная возможность получить заветную посылку.


Преднавигационный период ощущался и в самом селе. В местном магазине выбор продуктов оказался невелик (а в Лорино ассортимент был ещё меньшим). Мы покупаем с собой несколько консервных банок каш с олениной (их производство дотируется правительством округа, поэтому стоимость вполне доступна для населения), местный вкусный хлеб и быстрозавариваемую лапшу. Дальше нас ждёт поездка в село Лорино по одной из немногих грунтовых дорог на Чукотке. На пути находятся горячие Лоринские ключи, которые впервые за много лет благоустроены местной администрацией, а отдыхать туда приезжают жители обоих сёл. Люди на Чукотке очень отзывчивые, и до Лорино мы добираемся на машине, выделенной властями, они же помогают во временном размещении в селе.


Лорино находится на обрыве, 

с которого старые охотники смотрят 

за китами и предсказывают погоду 


Нас встречают представители местной школы и заселяют в интернат. Теперь нам предстоит договориться с морзверобоями о выходе с ними на китовую охоту. Мы находим председателя территориально-соседской общины Алексея Оттоя. Его охотники добывают больше всего китов на Чукотке, а их мастерство признано во всём мире. Алексей нам сообщил, что его охотники отправились на отдалённую базу и их возвращение ожидается со дня на день. Но охоте может помешать и непогода, поскольку прогноз на будущие дни пока неутешителен. С учетом того, что наша командировка в Лорино исчерпывается четырьмя днями, ситуация близка к критической. Мы понимаем, что рискуем не увидеть главного события, ради которого и приехали. Но Чукотка — это постоянное ожидание, и здесь нужно привыкать к тому, что обстоятельства бывают сильнее желаний. И тот, кто это понял, будет обязательно вознаграждён.



Завоевание доверия


Чтобы не терять время, мы начинаем работать по другим темам. Алексей Оттой отводит нас в косторезную мастерскую, где мы знакомимся и долго разговариваем с руководителем Дмитрием Чиноем. Он рассказывает нам, как обрабатывается кость моржа и кита, как придумывают сюжеты, о том, что косторезы и охотники не могут существовать друг без друга.


КОСТОРЕЗЫ ПРЕВРАЩАЮТ БИВНИ И КОСТИ МОРЖЕЙ В НЕБОЛЬШИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ НАРОДНОГО ИСКУССТВА


Наш интерес, а мне, как и Юрию, удалось побывать в Лорино впервые, кажется, помогает наладить с морзверобоями первый контакт. Лорино — село национальное, большинство его жителей — чукчи. И многие из них заняты в морзверобойном промысле. Жители не только ходят на охоту на морских млекопитающих, но мастерят байдары и нарты, ставят сети. Море обеспечивает их всем.


На краю села мы видим огромный скелет гренландского кита, добыть которого для охотников — большая удача. Нам встречается очень много мам с колясками, дети играют в волейбол и баскетбол. Многие из них ходят с гаджетами и толпятся в местах, где есть сигнал Wi-Fi. В здании общины висит объявление о недопустимости прогулок вдали от села, поскольку в последнее время около Лорино стали часто встречаться медведи.


На краю села ЛОРИНО лежит огромный скелет гренландского кита


Лорино находится на обрыве, с которого старые охотники смотрят за китами и предсказывают погоду на следующий день. Ниже села располагается Мечигменская коса, уходящая на несколько километров в море. Именно на ней мы с Юрием наблюдаем за необычным природным явлением — во время полярного дня, когда сумерки наступают всего на два часа, с одной стороны косы после дождя расцветает радуга, а с другой пламенеет различными оранжевыми оттенками то ли закат, то ли рассвет.


Наше ожидание оказывается недолгим, на следующий день нам звонят вернувшиеся из рейса охотники и предупреждают, что через несколько минут ждут нас на выходе из села — предстоит охота на моржей. Вспоминая тот день, я понимаю, что мы никогда в жизни ещё не бежали так быстро.



Первая охота


Нас с Юрой распределяют по двум лодкам — легким дюралюминиевым морским «ходокам». У охотников ещё не освоена вся квота, и за моржовым мясом они отправляются довольно часто. Около села живёт много мормлеков (морские млекопитающие — DV), поэтому далеко отходить от Лорино охотникам не приходится. В них не стреляют, потому что тогда животное может уйти на дно, его будет не достать, а в квоту его уже включат. Моржей гарпунят. Когда острие застревает в его теле и охотники понимают, что он не уйдёт, добивают из ружья.



После этого их привязывают к лодкам и на медленном ходу везут к берегу. Охота проходит быстро, поскольку животные плывут медленно и не уходят на глубину после атаки. В этот раз удалось добыть четырёх моржей.


СРАЗУ ПОСЛЕ охоты морзверобои ПРИСТУПАЮТ К разделке добычи


На берег их вывозят при помощи тракторов, а затем сразу приступают к разделке. После этого мясо закладывают на хранение в ледник — природный холодильник. А мы получаем первые фотографии морской охоты, но самое главное ожидает впереди, а нас уже принимают за своих…


Продолжение следует…