Море, рыба и картошка

Особенности дачного отдыха на Дальнем Востоке

Мария Окулова
22 мая 2017
Приближающееся лето традиционно для многих ассоциируется с дачей и грядками. На Дальнем Востоке также немало тех, кто проводит отпуск в собственном летнем доме. Правда, занятия дачников в разных регионах восточного края света могут удивить своим многообразием. DV выяснил, в чём заключаются особенности дачного отдыха жителей Приморья, Колымы и Чукотки

Море, остров и арбузы (Приморье)

Приморский край смело можно назвать курортом Дальнего Востока. Начиная с июля сюда съезжаются туристы из соседних регионов. Всех их привлекает море. Но не только туристы, но и коренные жители края стремятся проводить как можно больше летнего времени на берегу. К примеру, построив у моря собственную дачу.

Более 50 лет назад родственники Ярославы Богдановой обзавелись дачей на небольшом острове Рейнеке, расположенном в 25 километрах от Владивостока. В советские времена здесь находился рыбоперерабатывающий завод и паромы ходили на остров три раза в день. С тех пор многое изменилось, завод закрыли, а пассажирские катера заходят сюда всего три раза в неделю и лишь с мая по октябрь. Однако для семьи Ярославы это не стало поводом забросить дачу.

Главный дачи на Рейнеке — близость к морю

Владимир Саяпин / ТАСС

— Каждый май у нас начинается брожение на пристань с ящиками рассады, деревьями, кустами, — рассказывает Ярослава. — На Рейнеке также можно добраться на лодке через соседний остров Попова, но, когда у тебя помимо вещей с собой маленький ребёнок и собака, — это проблематично. В отличие от остальных дачников, мы не можем приехать сюда, например, в апреле и открыть клубнику. Так что сроки для выращивания овощей и фруктов весьма сжатые.

Но любые сложности компенсируются всевозможными плюсами островной дачи. И первый из них — близость к морю.

— От нашего участка до моря около 150 метров. С июля по сентябрь купаемся почти каждый день. А ещё море — это рыбалка, ловля кальмара, сбор мидий, трепанга, гребешка. Мы подходим разумно: добываем немного, чтобы всем досталось. Иногда готовим морскую капусту. Особенно просто после шторма: её, гребешок и морских ежей тогда можно собирать прямо на берегу, — делится Ярослава Богданова.

Другим плюсом дачи на острове девушка называет местную природу, не тронутую цивилизацией. Дачные участки почти граничат с лесом, полным грибов и ягод, многие из которых можно встретить только на Дальнем Востоке. Среди них — дикий виноград, актинидия, лимонник, жимолость, а также знакомые всем барбарис и боярышник. Чтобы собирать ягоды было проще, дачники пересаживают некоторые из этих растений к себе на огороды. Впрочем, хорошие урожаи здесь приносят не только дикие культуры.

Туманы острова Рейнеке мешают садоводам выращивать урожай

Юрий Смитюк / ТАСС

— Море, туман, бесконечный ветер — это, конечно, не самые лучшие условия для выращивания овощей, — говорит Ярослава. — Но у меня лично из-за этого особых проблем нет. Мы выращиваем на даче всё то же, что и обычные дачники: картошку, редиску, морковку, капусту… А для помидоров и перца я привожу на остров уже готовую хорошую рассаду, высаживаю её там в июле, и всё прекрасно. У меня даже арбузы выросли — это огромное достижение! Небольшие, но очень сладкие. Я и не особо за ними ухаживала. Потому что это лето, море, тут не до огорода. Дача для меня — ради удовольствия, мы выращиваем столько, сколько сможем съесть. Но в моём детстве отсюда вывозили огромный урожай, просто сейчас у нас нет такой цели.

По словам Ярославы, с каждым годом Рейнеке становится всё более популярным среди дачников. Зимовать на острове остаются только около 20 человек, но летом весьма оживлённо. Владельцы участков активно строят дома, а в июле и августе побережье щедро усеяно палатками туристов. Так сложилось, что остров стал своеобразной Меккой творческой молодёжи Владивостока. Помимо малодоступности острова её привлекает множество природных достопримечательностей. Однако растущий интерес к этому месту обернулся для Рейнеке проблемой.

— У нас есть большая беда — никто не вывозит мусор, — сетует Ярослава. — На катере вывозить его нельзя, за посёлком находится пара стихийных свалок, и всё вываливается туда. Своими силами дважды в год мы организуем субботники, заказываем отдельную баржу, но этого недостаточно. Мы никогда не думали променять дачу на Рейнеке на дачу, например, в пригороде, хотя была такая возможность. Дача на Рейнеке передавалась из поколения в поколение. Даже когда проблемы с катерами — уж как-нибудь, на попутках, вплавь, на матрасе, — мы готовы до неё добраться.


Суровая и плодородная земля (Колыма)

Принято считать, что Магаданская область — не лучший регион для земледелия. С этим трудно спорить, учитывая короткий период вегетации. Заморозки отступают только к концу мая, а возобновляются уже в сентябре. Однако выносливые и трудолюбивые жители севера доказывают, что и на Колыме дача может быть не просто хобби, а серьёзным подспорьем в жизни.

Дача Антона Дальнего находится в Хасынском районе Магаданской области, в 80-ти километрах от её столицы. На площади 45 соток каждое лето он и его семья выращивают овощи и ягоды, которых хватает на год вперёд. Впрочем, первые урожаи северяне собирают уже в конце мая — всё благодаря незаменимым здесь плёночным парникам и теплицам, отапливаемым углём.

На участке Антона — целая плантация ревеня

Wikimedia Commons

По словам Антона, специфическими особенностями Колымы можно назвать и длинный световой день, и белые ночи, что способствует активному росту растений коротким магаданским летом. Помимо традиционного набора овощей дачный участок семьи Антона украшают различные ягодные кусты — красная и чёрная смородина, малина, черёмуха, рябина, шиповник, а также распространённая на Дальнем Востоке жимолость.

Также ни одно лето не обходится без сбора дикоросов: брусники, голубики, шишек кедрового стланика, кипрея, грибов и лекарственных растений. Интересно, что часть лекарственных дикоросов в своё время были привезены на дачу с «материка» — так на севере называют центральные регионы России. К примеру, мать Антона рассадила на участке нетипичную для Колымы аптечную ромашку, а в теплицах выращиваются чистотел и мелисса.

Тем временем настоящей гордостью семьи Антона можно назвать урожаи картофеля. Ежегодно они собирают несколько тонн корнеплода — примерно по одной тонне с пяти соток участка.

— Урожайность картофеля у нас 1 к 10 (10 клубней на один куст — DV), — уточняет Антон. — Моя сестра копала картофель на Кубани, а её подруга родом из Белоруссии. И обе утверждают, что у нас на севере урожайность картофеля лучше, чем у них. Картофелю не нужен чернозём — на нём урожай часто гниёт и болеет, а нужен лёгкий песчаный грунт. Кроме того, на Колыме вечная мерзлота, и крепкий мороз уничтожает многих насекомых вредителей, например колорадского жука, от которого на материке гибнет картофель.

Многие сходятся во мнении, что на севере картофель растёт лучше

Егор Алеев / ТАСС

По словам дачника, некоторые его соседи по даче уже частично отказались от выращивания овощей либо вовсе забросили свой участок. Однако он и его семья не намерены опускать руки.

— Для получения большого урожая на Колыме, как и везде, требуется простой крестьянский труд и мотивация. И то, и другое у моих родителей есть, что они и нам, детям, успешно передали своим примером. И сложного тут ничего нет — наоборот, этот труд в радость. Особенно когда вырываешься из многолюдного офиса на природу и получаешь результаты своего труда в виде экологически чистых продуктов, — резюмирует Антон.


Рыбный урожай севера (Чукотка)

А вот на Чукотке выращивание овощей в открытом грунте почти не практикуется. Собственную грядку здесь чаще разбивают на подоконнике либо в теплице. Хотя даже при наличии парника жители Чукотки, как правило, не строят рядом с ним дачу, а приезжают заниматься садоводством в свободное время.

В то же время на Чукотке существует своя альтернатива дачам под названием балки. Балок (с ударением на второй слог) — небольшой деревянный дом с печкой. В основном такие дома строят рыбаки и охотники на время промысла. В этом балок можно сравнить с привычным зимовьем, но, в отличие от последнего, на Чукотке этот дом часто становится пристанищем для целых семей на несколько месяцев.

Жилые домики в селе Уэлен Чукотского района

Аркадий Сухонин / ТАСС

— Наша дача, точнее, балок, находится на берегу лагуны возле аэропорта Беринговский, — рассказывает местный житель Максим Васильев. — Если дача в центральной России — это утеха земледельца, то тут это приют рыбака. В детстве и юности я с родителями приезжал на неё летом, на время путины (сезон, в течение которого проводится интенсивный лов рыбы). Там было всё как в песне: дом деревянный, печка и свечка. Только вместо русской печки — буржуйка. А рядом два берега — морской и речной. Сейчас, конечно, свечи заменили аккумуляторные фонари, но в остальном всё осталось по-прежнему.

По словам Максима, в советские времена для получения дачи на Чукотке достаточно было только сильного желания. Можно было выбрать практически любое место вне населённого пункта и построить там балок либо привезти уже готовый. Кто-то приезжал туда, чтобы посидеть с друзьями, некоторые спасались в балках от цивилизации, но большинство использовало такую дачу для комфортного отдыха летом и в период рыбалки.

— Раньше соседей-дачников было значительно больше, — вспоминает Максим Васильев. — Каждые 30−50 метров стояло по домику. На даче проводили очень много времени летом. Дачный сезон начинается в июне и длится до сентября, но всё зависит от погодных условий.

Всего в 50 метрах от балка семьи Максима растёт северная шикша и брусника, чуть дальше можно найти голубику, морошку и так называемую царскую ягоду — княженку. Основной урожай грибов собирается на другом берегу реки, которую дачники пересекают на лодке. За несколько часов можно насобирать в прямом смысле неподъёмное количество сыроежек, подберёзовиков и подосиновиков. Однако больше всего ярких и приятных воспоминаний о даче связаны, конечно, с рыбалкой.

Вместо варенья чукотские дачники заготавливают красную икру

Марина Лысцева / ТАСС

— История из любимых связана с самым большим трофеем рыбацким в моей жизни, — вспоминает Максим. — Отправились мы с друзьями порыбачить, прихватив новую сетку на селёдку — тогда вылов сетями был не браконьерством, а обычным промыслом. Через некоторое время поплавки показали наличие улова. Мы стали спешно спускать надувную лодку на воду, потому как знали о хитрых нерпах: они могли лакомиться уловом из сетки. Особо одарённые даже специально — по крайней мере, складывалось именно такое ощущение — загоняли рыбу в сеть.

Словно в подтверждение опасений Максима, над водой показалась тёмная широкая спина, снова и снова пересекавшая линию сети. Рыбак попытался отпугнуть наглого хищника, бросая камни в воду. Тем временем один из его друзей направился на лодке освободить сеть от улова, но вернулся ни с чем, объяснив, что не справился с большой рыбой. Тогда его место тут же занял другой товарищ Максима. Однако и у него всё получилось не сразу…

— После долгой, как мне показалось, возни он направился к берегу, — продолжает Максим. — При этом сидел он в лодке как-то странно, исполняя странную манеру гребли — с прыжками. Когда же он причалил, нашему удивлению не было предела. Оказалось, что в нашу сеть на селёдку залетела и запуталась здоровая чавыча (представитель самого крупного вида тихоокеанских лососей — DV)! Её голова лежала у носа лодки, а хвост свешивался с кормы. Рыбина — более полутора метров, и большего улова в моей жизни пока не было.

Рекомендуемые материалы
Киты Камчатки
Красивое видео с коптера о морских гигантах
Суровый подъём
Покорение Мутновского вулкана на Камчатке. Фоторепортаж
Совершенный
В состав Тихоокеанского флота вошёл новый корвет