Передай другому

В Бурятии можно бесплатно получить 500 овец, но с одним условием — каждый год отдавать по 100 животных новым фермерам

Елена Самбилова
26 февраля 2020
Простые буддийские истины: работай и совершай добродетель. Всё это реализуется в программе «Социальная отара», которую проводит Буддийская традиционная Сангха России при финансовой поддержке президента. За годы существования этого проекта в республике возрождается овцеводство, а степи и долины заполняются местной породой овец бүүбэй.

— Он взял 500 голов овец, не посоветовавшись со мной, — рассказывает Сэсэгма Цыдыпова, супруга Баира — фермера из села Ноехон Селенгинского района Республики Бурятия. — А я доярка, не знаю даже элементарных азов работы с овцами. Как их различать? Они же все на одно лицо. Почему 500 голов, а не 50? Так мы вместе стали изучать все детали овцеводства.

В семье Цыдыповых с получением отары начался новый виток жизни. До этого они держали своё небольшое подсобное хозяйство. Однажды Баир с другом отправился на собрание по случаю приезда Дамбы Аюшеева — главы буддистов традиционной Сангхи России XXIV Хамбо-ламы. Вернулся домой уже с договором на 500 голов овец, как участник программы «Социальная отара».

По условиям фермер может взять бесплатно животных — главное, чтобы его пастбища были богаты разнотравьем, и каждый год 20% от первоначально взятого количества голов передавать новому фермеру. Овцы бурятской породы бүүбэй имеют грубую шерсть, они очень выносливы, неприхотливы в уходе, а их главное преимущество — круглый год находятся на подножном корме, что освобождает фермера от заготовки сена и прочих кормов в зимний период.

— Мы держим своих овец в открытом загоне даже зимой, — рассказывает Баир Цыдыпов. — Они собираются в круг и греются друг от друга. Зимой им не нужен водопой, так как они напиваются снегом. Первые два года мы сами были пастухами.

— Первый год нам очень помог наш знакомый Радик. Он раньше занимался овцами. Учил нас, всё рассказывал и показывал, — вспоминает Сэсэгма. — В конце года он сказал, что теперь мы всё знаем и уже можем работать сами, и ушёл. Помню первый окот (роды овцы) — нужно было в кратчайший период соединить матку (овцу) с ягнёнком, а я плохо различала их между собой. Из-за этого мой первый «детский сад» (сироты, чьи матки не признали детей) состоял из 40 ягнят. Они за мной ходили толпами, так как я их выкармливала коровьим молоком. А сейчас у меня максимум 10 ягнят в «саду». Теперь знаю каждую матку в лицо и с лёгкостью нахожу её ягнёнка.

Сэсэгма рассказывает, что первые два года они жили в домике на колёсах и были настоящими кочевниками. Они научились разгадывать поведение овец и коров: если стадо начинает хаотично бродить и бегать туда-сюда — значит, пора менять стоянку. Супруга быстро собирала весь скарб, муж заводил свой трактор, а дети отгоняли стадо на новый выпас. В те два кочевых года семья Цыдыповых познала на себе жизнь древних бурятов, которые годами следовали за своими стадами из одной степи в другую.

Со временем Цыдыповы оформили земли для пастбищ и гурта (овцеводческая стоянка). Построили дом, загон, стайку, провели свет, пробурили воду. С каждым годом количество овец увеличивалось и хозяйственных забот становилось всё больше. Трудоустроили к себе на ферму пастухов. Это молодые ребята из соседних деревень. Они живут и работают вахтовым методом по месяцу.

— Ребята приходят без опыта. Впервые видят овец. Пока с нами живут и работают, всему обучаются, — рассказывает Баир. — Кому-то так нравится, что приезжают на работу на два-три месяца. Может, кто-нибудь из них в будущем тоже станет фермером? Возьмёт социальную отару и будет работать.


Подъём с рассветом и соревнования по стрижке

Зимой Цыдыповы встают в 6:30 утра. В 7:30 дают коровам сено, в 10 выводят стадо овец на пастбище. Там они будут с пастухом до 17:00. В 18:00 овец заводят в открытый загон до утра.

Летом нужно вставать в 4 утра, до жары. В 4:30 стадо выгоняют на выпас до 10:00. С 11:00 до 17:00 овцы в загоне, и в это время семья обрабатывает их ранки, в которых зачастую уже размножаются черви. С 18:00 до 24:00, когда знойное солнце идёт на убыль, овцы опять пасутся в поле. Летом неподалёку протекает речка, откуда поят овец.

— Честно говоря, если имеешь своё хозяйство и у тебя нет кредитов, то это одно удовольствие, — говорит Сэсэгма. — Работаешь на себя, на материальное будущее своих детей. Каждый твой день расписан по часам, каждый месяц ты занят делом. Здесь нет стрессов, суеты городской, живёшь в экологически чистом месте, наслаждаешься природой, ухаживаешь за скотом, выращиваешь овощи и делаешь заготовки — как овощные, так и молочные на зиму.

По словам Цыдыповых, на овцеводческой ферме весь год распределён на несколько главных этапов сельхозработ.

Весной, в апреле-мае, в течение месяца начинается окот. Через час-два после рождения ягнята встают на ноги и идут за матерью. А через пару дней они уже пасутся с ней в поле.

— У овцы бывает много молока, поэтому ягнята быстро встают на ноги и хорошо крепнут, — рассказывает Сэсэгма. — Через три месяца ягнёнок перестаёт сосать, и тогда я выдаиваю овец, чтобы не было мастита. Мне их по-женски жалко. Овечье молоко очень вкусное: забеливаем чай, варим үрмэ (пенку).


После окота один раз в год, в начале июня, перед наступлением летнего зноя, проходит стрижка овец. К семье Цыдыповых к этому времени приезжают все дети, сёстры, братья, тёти и дяди. Стригут их только вручную, чтобы не поранить.

— На стрижке у нас весело, — говорит Сэсэгма. — Все дружно работаем неделю. Соревнуемся между собой: кто быстрее, аккуратнее и безопаснее сделает. У нас есть бабушка Катя. Ей 78 лет. Она стрижёт лучше и быстрее всех молодых, ведь всю жизнь проработала на отарах. Пока молодые остригают три-четыре овцы, она успевает за это время пять-шесть. Лучшим мы даём премии. А после стрижки проводим небольшой сабантуй: накрываем богатый стол, устраиваем соревнования по армрестлингу, бегу, прыжкам, бурятской борьбе. Главный приз — баран.

Овечью шерсть семья сдаёт в компанию «Наран», которая производит валенки, сапоги, матрасы, подушки, одеяла. Один килограмм шерсти стоит 20 рублей. Но её приёмка осуществляется строго в определённое время и в ограниченном количестве. В последние годы благодаря инициативе Хамбо-ламы Дамбы Аюшеева в Бурятии стали возрождать древние традиции по выделке овечьих шкур и шитью одежды из валяной шерсти. Хоть бурятская порода овец и имеет грубую шерсть, но из неё можно делать автомобильные чехлы, стены для юрты, матрасы, одеяла. В будущем семья Цыдыповых планирует выучить своего мастера искусству выделки овечьей шкуры и валяния шерсти, чтобы натуральное сырьё было использовано во благо.


Овцы — живые деньги

— С овцами удобно дела решать, — говорит Баир. — Один баран стоит шесть тысяч. И договариваешься по бартеру, если надо что-то купить или обменять. Например, надо собрать ребёнка в школу, не будешь же целую корову забивать. Решаешь эти мелкие вопросы овцами. Они как живые деньги.

Есть и риски при разведении овец. Это болезни — поэтому нужно в срок прививать животных, это и хищники — волки и медведи, и недобросовестные люди. Обязательно нужен чабан или пастух и несколько собак хотошо (бурятская порода). Несколько лет назад на стада фермеров напали волки. Когда Хамбо-лама узнал об этом, он дал время на восстановление поголовья, говорят Цыдыповы. Спустя годы они восстановили количество овец и снова стали отдавать по 100 голов.

По словам Цыдыповых, во времена колхозов и совхозов в степях Селенгинского района было около 40 гуртов (стоянок). В 90-х всё развалилось, а сейчас, спустя 30 лет, они стали вновь появляться. Среди новых фермеров много молодых семей, для которых построили новый детский сад, обновили сельскую школу.

Следуя бурятской поговорке «Гар хүдэлхэдэ, аман хүдэлхэдэ» («Когда работают руки, всегда есть еда»), человек, живущий в деревне, имеющий своё фермерское хозяйство, огород, всегда будет сыт. Цыдыповы покупают только муку, чай и сахар — остальные продукты из своего хозяйства.

— Выезжаем в город за продуктами и заодно ходим в боулинг, в кино, в театр. Так что мы от вас, городских, не отстаём, — смеётся Баир.

У Цыдыповых двое взрослых детей. У них уже есть свои семьи. Сейчас они живут и работают в городе, хотят набраться стажа по основным профессиям, а после 30 лет вернуться к своей земле и овцам.

Рекомендуемые материалы
Новый Булгаков на сцене Владивостока
Генеральная репетиция первого спектакля театрального сезона. Фоторепортаж
День первой рыбы
Как в национальном нанайском селе празднуют начало осенней путины
Восточный расширяется
Как идёт строительство второй очереди. Фоторепортаж