Служба по имени Солнце

Как в Приморье изучают космос

Анастасия Сытько
31 июля 2018
Приморье — это не только тигры и тайга. Здесь под Уссурийском (а если быть точным, над ним) расположилась единственная на Дальнем Востоке астрофизическая обсерватория, сотрудники которой круглый год наблюдают за Солнцем и звёздами. И единственное, что может им помешать, — это плохая погода.

Один на один с тайгой и Солнцем

В 1952 году молодой выпускник Томского университета Валерий Банин поселился в избушке на сопке посреди уссурийской тайги. Дом он делил со сторожем и его семьёй. Часть своей половины жилища Валерий оборудовал под кабинет, а в другой расположилась лаборатория для наблюдений за Солнцем. Все полученные данные начинающий учёный заносил в журналы. Но одними наблюдениями деятельность астронома не ограничивалась. Ему приходилось носить воду, заготавливать дрова, ездить во Владивосток за необходимым оборудованием. Так продолжалось до 1957 года. Тогда было принято решение о развитии наблюдений на Дальнем Востоке. И в одиноком домике посреди тайги появились ещё два сотрудника — инженер и лаборант.

Валерий Георгиевич продолжил работу до 1961 года. Именно он является первым руководителем Уссурийской станции службы Солнца, как называлась астрофизическая обсерватория до 1991 года. Тогда местная администрация добилась изменения статуса учреждения. Но жители окрестных деревень до сих пор зовут его службой Солнца.

Дмитрий Ефремов/ТАСС

От обсерватории до Владивостока — около ста километров. Дорога к ней пролегает через село Горно-Таёжное — по данным переписи 2010 года, там живёт всего 240 человек. После придётся подняться по серпантину, откуда открываются завораживающие виды приморской тайги. И на самой верхушке находится бывшая станция. Солнце над ней светит 300 дней в году — это и стало одним из доводов к созданию учреждения для наблюдений за космосом именно под Уссурийском.

Место, где находится обсерватория, заколдованное, иронично отмечает научный сотрудник Уссурийской астрофизической обсерватории Фаина Михалина.

— Обычно летом, когда гроза идёт прямо на нас, она почему-то поворачивает и делится на два рукава. И у нас всё равно светло, — рассказывает она.

Рядом с обсерваторией растут раскидистые кедры, а с веток тутового дерева свисает шелковица. Всё это — наследство Горно-Таёжной станции, на чьей территории находится обсерватория. Деревья аккуратно высажены вдоль аллей. А по бокам расположились павильоны с телескопами.


Астероиды, спутники и космический мусор

Домик, где когда-то начинал своё дело Валерий Банин, стоит на том же месте до сих пор. Сейчас в нём находится столярная мастерская. За 66 лет изменилось не только назначение дома первого заведующего станцией. Теперь на той же опушке находятся телескопы для наблюдения за звёздным небом. Учёные собирают информацию о космическом мусоре, астероидах, спутниках. Наблюдения ведутся исключительно ночью в ясную погоду.

— О космическом мусоре много говорят сейчас. Спутники разрушаются, лёгкие фрагменты от них остаются. Это очень большая проблема, потому что скоро, наверное, некуда будет запускать другие спутники. И это будет катастрофа, — говорит Фаина Михалина.

Телескопы находятся в специальных павильонах. В нужное время створки крыши расходятся в разные стороны и устройство готово к работе. Сотрудник обсерватории включает компьютер и начинает изучать информацию, которая выводится на мониторе. А телескоп делает снимки, чтобы потом просчитать координаты обнаруженного спутника или астероида.

Юрий Смитюк/ТАСС

После все объекты заносят в специальный каталог — даже новые фрагменты космического мусора. При этом за каждым телескопом закреплены свои «обязанности». На одних следят за астероидами, на других — за спутниками или космическим мусором. Всего в обсерватории шесть телескопов для наблюдений за ночным небом. Один из них был построен в 1979 году. Сейчас им не пользуются, поскольку он увеличивает всего в 300 раз, тогда как более современные устройства — в 1000.

Для наблюдения за Солнцем на станции всего два телескопа — радио- и оптический. Есть ещё один, но он вышел из строя. С помощью этих аппаратов учёные изучают солнечные пятна и факелы. Радиотелескоп позволяет наблюдать даже в пасмурную погоду. Он представляет собой антенну, которая работает по принципу обычной телевизионной — принимает радиоволны.

— Только если телевизионная антенна обращена к спутнику, то радиотелескоп днём направлен на солнышко. Специальный двигатель всегда направляет телескоп на Солнце. Информация от Солнца до Земли доходит за восемь минут. Вспышка на Солнце произошла, и через восемь минут её наблюдают на Земле, — объясняет Фаина Михалина.

Самописец выводит собранные данные в виде диаграммы. Если линия сильно отклоняется, значит, на Солнце произошла вспышка. Но сейчас, добавляет Фаина Алексеевна, наступил минимум солнечной активности. Это обычное явление для одиннадцатилетнего цикла. Каждые пять-шесть лет она достигает максимума. И потом через аналогичный период наступает минимум.

Всю информацию учёные публикуют на сайте и высылают в Америку, где находится центр по сбору всех солнечных данных. Причём информацию о Солнце собирают даже в космосе. Это помогает избежать искажения сигнала, к тому же атмосфера Земли не пропускает рентгеновское излучение, которое тоже необходимо учитывать при наблюдениях.

Дмитрий Ефремов/ТАСС

Раньше всё записывалось на кассеты, в которые ставились две фотопластинки. Две, потому что фотоэмульсия часто приходила в негодность. И после сотрудники станции сравнивали — если на одной наблюдался объект, а на другой его не было, значит, это дефект. Также помогала кинокамера, которую заряжали обыкновенной фотоплёнкой. Сейчас для этого применяют цифровые фотоаппараты.

— Наблюдатель сидит в специальной клетушке под телескопом. Самое главное — это обогреватель и компьютер. Ну, ещё кофе или чай. Наблюдение длится часа полтора-два. И зимой, например, здесь бывает достаточно холодно, — делится Фаина Алексеевна.

Внутри павильона, где находится ещё один солнечный телескоп, царит запах ржавеющего железа. Створки купола необходимо зашпаклевать и покрасить, но средств на это нет. Обычный оптический телескоп работает следующим образом: пучок света от Солнца идёт в маленькую трубу, там стоит зеркало, которое направляет солнечный зайчик дальше вниз по трубе. Наблюдатель, который должен сидеть внизу телескопа, фиксирует поступающую информацию.

Сейчас телескоп простаивает, поскольку нет самого главного прибора — фильтра, с помощью которого свет делится на отдельные спектральные линии.

Что же внутри Солнца?

Сейчас по всему миру много занимаются солнечно-земными связями, уверяет Фаина Алексеевна. Дело в том, что активность Солнца сильно влияет на всё, что происходит на Земле. Если случается очень мощная вспышка и взрыв направляет солнечную плазму в сторону Земли, то выходят из строя спутники, нарушается связь на коротких радиоволнах. Здоровье человека, климат, периодичность северных сияний зависят от солнечной активности. Специалисты делают прогнозы геомагнитной обстановки на основе данных, собранных астрономами. А космонавты, когда есть риск попасть под солнечное излучение, используют специальную защиту.

— И вообще интересно, что ж там внутри Солнца. Хоть и говорят, что там термоядерные реакции, из водорода получается гелий… А что же всё-таки на самом деле? Кто-то говорит, что там железо. Много гипотез, но до конца ничего не известно. Изучая Солнце, мы больше понимаем о других звёздах… Поэтому солнышко надо изучать. Оно вот оно, оно тёпленькое, оно греет, оно светит. И вообще, когда солнце — так здорово, — считает Фаина Михалина.

Кстати, история Фаины Алексеевны — настоящее подтверждение тому, что Дальний Восток во все времена привлекал романтиков. Она приехала в Приморье, окончив Московский государственный университет. И задержалась тут на целых 40 лет.

— Ведь Дальний Восток… Это надо было посмотреть своими глазами… — произносит с улыбкой Фаина Алексеевна.

В чемоданном настроении

Сегодня дальнейшее существование обсерватории под вопросом. Дело в том, что она находится на территории Горно-Таёжной станции. Сейчас её присоединили к Биолого-почвенному институту ДВО РАН.

— Потихоньку там всё сокращается. Мы совсем маленькая единица. Нас тут 36 сотрудников. Финансирование у нас небольшое. Возможно, поэтому нас не трогают, — рассуждает Фаина Алексеевна.

Дмитрий Ефремов/ТАСС

Если бы участок принадлежал обсерватории, её могло бы взять под крыло более крупное научное учреждение. Подобные планы были у одного из питерских институтов — учёные из Северной столицы могли бы построить здесь новые телескопы. Но из-за сложностей с землёй это невозможно.

— Могут вообще нас закрыть. Мы надеялись, что можно будет через ФАНО это всё решить. Но пока мы в непонятном чемоданном настроении, — сетует научный сотрудник.

К тому же сейчас, говорит Фаина Алексеевна, ФАНО ликвидируют. Его вопросами займётся новое Министерство науки и высшего образования. Возможно, считает она, с появлением нового ведомства удастся решить дальнейшую судьбу Уссурийской астрофизической обсерватории.

Впрочем, некоторый упадок на станции начался ещё после развала СССР. Тогда там работало много сотрудников из стран бывшего Союза — Украины, Узбекистана. И с началом перестройки все они вернулись на родину. Остались в основном выходцы из Иркутска и жители Приморья.

— До перестройки здесь была программа по переселению сотрудников в Уссурийск. И даже десять семей успело переехать. Потом эту программу закрыли. И кто не успел, так здесь и живёт. Периодически приезжают наблюдатели ночного неба. Они проводят тут неделю, живут в одном из корпусов, где оборудовано общежитие. А после возвращаются обратно, — рассказывает Фаина Алексеевна.

Вопросами финансирования обсерватории занимается Российская академия наук. Астрономы пытаются зарабатывать и самостоятельно — лекциями для школьников. Но, кажется, тут дело не в деньгах. Лишь любовь к звёздному небу и Солнцу может заставить регулярно забираться на опушку посреди уссурийской тайги и наблюдать оттуда за тем, что происходит в космосе.

Рекомендуемые материалы
Вторая жизнь столетних страниц
В Амурской области создали электронную библиотеку с редкими книгами
В Америку через Крым
11 необычных топонимов на карте Приморья
Приморские байкеры
Как во Владивостоке прошло закрытие очередного мотосезона