Транстрип

Путешествие из Владивостока до Ерофея Павловича по главной магистрали страны. Часть первая

Никита Борисов
20 апреля 2017
Осенью прошлого года железнодорожники отметили 100 лет, как было запущено регулярное движение поездов по Транссибирской магистрали, протянувшейся на 9 288 километров. Это уникальный в мировой истории проект, до сих пор не имеющий аналогов как по своей протяжённости, так и по условиям прохождения пути. Строили Транссиб 25 лет. Первый отрезок Транссиба проложили от Владивостока до Уссурийска. И мы решили совершить историческую поездку по участку великой магистрали от Приморья до Приамурья — чтобы выяснить, как шло строительство на Дальнем Востоке и откуда взялись названия тех или иных станций

Приморский край: каменные черепахи, царские гектары и холостяцкие посёлки

Пока проводники проверяют билеты у пассажиров, только что отъехавших от вокзала Владивостока, поезд проезжает интересные с точки зрения своего названия остановочные пункты — «Первая речка» и «Вторая речка».

Территориально это ещё Владивосток, и оригинальные топонимы относят нас к первым годам существования города. Тогда на юге полуострова Муравьёва-Амурского две заметные речки обрели свои имена — Первая и Вторая. Названия прижились быстро и, как говорится, на века. Конечно же, они не могли не найти своего отражения на карте железных дорог. Тем более что Первой речкой называется ещё и целый городской район.

Интересно, что в районе Анадыря есть река с таким же названием. Вернее, по-чукотски она называется Ынатваам, или «река, где растут съедобные коренья». Но в советских картах топоним упростили, обозначив впадающий в Берингово море водоём «Речка Первая». С двумя другими местными реками, похожими, правда, больше на ручейки, тоже решили не церемониться. Они стали Второй и Третьей. Тоже, видимо, для простоты.

Мы пронеслись мимо нескольких платформ, имеющих вполне понятные для морского побережья названия — «Чайка», «Санаторная» и «Океанская». И вот впереди первая станция, где поезд остановится на пару минут.

Называется она «Угольная», потому что в начале прошлого века здесь имелись большие залежи угля. Хотя о каких-либо ископаемых в этом районе стало известно только после того, как в 1890 году сюда проложили железную дорогу. Ранее местность представляла собой лишь девственные степи и непролазные болота, вокруг которых жили корейцы, занимавшиеся различными промыслами.

Прибыли и первые гости с запада — для строительства стальной магистрали. Сначала это были временные наёмные строители, поселившиеся в сбитых на скорую руку хибарах. А вот с запуском движения между Владивостоком и Николо-Уссурийском приток переселенцев стал гораздо активнее.

На «Разъезде 30-я верста», как тогда называлась станция, появился деревянный вокзал, напоминавший скорее небольшую избушку на склоне горы. Затем построили кирпичный вокзал с товарной конторой, канцелярией и жильём для железнодорожников. Он существует и в наши дни, но уже давно не используется по прямому назначению. Ещё тут оборудовали телеграфный пункт и баню.

В 1908 году станции дали её современное название. Она продолжала развиваться: вместо двух путей для разъезда поездов, следующих в противоположных направлениях, здесь действует уже пять. И объёмы работ постоянно возрастают. К началу революции на «Угольной» было уже четыре кирпичных дома для работников, клуб, водокачка и даже небольшой хлебокомбинат, обеспечивавший хлебом железнодорожников и окрестных жителей.

Электропоезд на станции «Угольная»

Юрий Смитюк / ТАСС

Нынешнее здание вокзала возведено в 1936 году, и, несмотря на ряд перестроек внутри, его исторический облик полностью сохранён.

Мы въезжаем в Надеждинский район Приморского края. Стоянок нашему поезду на местных станциях не положено. А вот история у них интересная. Своими корнями она уходит к заселению этих земель во второй половине XIX века.

После отмены крепостного права в 1861 году государство стало проводить политику поощрения переселения в Амурскую и Приморскую губернии. Каждому, кто соглашался переехать в эти необжитые края, полагалось до 100 десятин земли (10 гектаров в современном исчислении) на семью и ряд экономических преференций. Своего рода царский «дальневосточный гектар». Вместе с другими переселенцами сюда отправились и казаки. Проблема только в том, что часто им доставались совершенно непригодные для хозяйства участки земли вдоль строившейся к тому моменту железной дороги, и они от них отказывались. В какой-то момент число подобных отказов стало критическим, и власти как во Владивостоке, так и в Санкт-Петербурге всерьёз опасались бунта. Кроме того, из центра пришло чёткое указание — не допустить возвращения казаков в европейскую часть страны. Они же собирались во Владивостоке и требовали выдать им средства на дорогу обратно.

После многочисленных арестов и даже вывода на рейд в море корабля с бунтующими, где их почти месяц держали в разлуке с семьями, решили расселить казаков в районе станции «Надеждинская», открывшейся в 1893 году.

Строительство на этом месте было обусловлено дистанционным расстоянием для заправки паровозов, а также необходимостью обслуживания паровозов-толкачей, использовавшихся при проходе составов через располагавшийся в нескольких верстах перевал. Сейчас этого перевала уже нет — в 1916 году его заменил Кипарисовский тоннель длинной почти в километр. В 2000 годах его перестроили, исправив ошибки дореволюционных проектировщиков в части габарита междупутья, не позволявшего поездам противоположных направлений проезжать участок одновременно.

Своим названием станция «Надеждинская» обязана Василию Надеждину — инженеру из Владимирской губернии, назначенному начальником изыскательской партии для строительства Уссурийской магистрали.

Кстати, станция «Кипарисово», равно как и вышеупомянутый тоннель, также названы в честь одного из строителей Уссурийской магистрали, а именно инженера-путейца Александра Кипарисова. После запуска регулярного движения поездов он возглавил первый эксплуатационный участок дороги.

Юрий Смитюк / ТАСС

С идеей давать станциям имена тех, кто принимал участие в проектировании и строительстве железных дорог Приморья, выступил приамурский генерал-губернатор Сергей Духовской. С его подачи на карте появились разъезд «Дубининский», станции «Кнорринг», «Дроздов», «Эбергард», «Прохаско» и «Свиягино», которые мы ещё увидим из окон поезда.

А вот расположенная далее станция «Барановский» увековечила в своём названии имя военного губернатора Приморской области Иосифа Баранова. Он активно занимался вопросами «дальневосточного гектара» от царя и помогал переселенцам обустраиваться на новом месте. Умер Баранов в 1892 году. Любопытно, что на заре советской власти на станции «Барановский» имелось специальное помещение для нагрева воды. Любой желающий, будь то пассажир или житель окрестностей, мог в любое время обратиться к дежурившему на вокзале сотруднику, отвечавшему именно за подогрев воды на специальной печке, топившейся дровами и углём, и попросить воду.

От станции «Барановский» отходит линия до станции «Посьет», её строительство началось в 1938 году после боёв за озеро Хасан. Пути нужно было уложить в кратчайшие сроки — за четыре года, невзирая на климатические и геологические условия. К работе привлекли, естественно, заключённых Примлага. О том, что темпы были невиданные, говорят, прежде всего, цифры из архивов НКВД. Если в 1938 году на стройку направили 46 тысяч человек, то через год число «людских ресурсов» составляло уже 62 тысячи. Строительство остановили в 1941 году, так как началась война, а продолжили только в 1946-м. Тогда же была закончена и станция «Посьет».

В этом же районе линия отходит в направлении границы с Северной Кореей и уже на её территории вливается в Транскорейскую магистраль. В 60-е годы прошлого века таким путём проходил самый протяжённый в истории железнодорожного транспорта пассажирский маршрут Москва-Ханой (11 967 километров), но особой популярности он не возымел и был отменён после нескольких рейсов. Сейчас же тут ходят только пригородные поезда до пограничной станции «Хасан» и поезда дальнего следования в Пхеньян.

Вооружённый конфликт между СССР и Китаем за право принадлежности расположенного на реке Уссури небольшого (площадью около 0,7 кв километра) острова Даманский произошёл в марте 1969 года. Тогда китайские военные после многочисленных провокаций попытались открыто захватить остров. Силами советских пограничников китайцы были выдворены на свои позиции, что, впрочем, военных КНР не остановило.


Две страны начали переговоры относительно дальнейшего статуса Даманского. В итоге решили, что конфликт необходимо прекратить, а войска обеих стран должны остаться на занятых позициях. Фактически это означало передачу острова Китаю. Юридически такое решение закрепили только в 1991 году — когда остров окончательно передали КНР.


В результате столкновений погибли 58 советских военных. Данные о потерях Китая до сих пор засекречены. Неофициальные источники говорят примерно о 300 военных.

Ладно, мы что-то отвлеклись. До станции «Хасан» мы ещё обязательно съездим. А пока наш путь лежит в сторону Уссурийска и за окном промелькнул остановочный пункт «Сиреневка». До 1972 года он, как и одноимённая речка, назывался «Пачихеза», что в переводе с китайского означает «восьмой приток реки». Всё изменилось после советско-китайского вооружённого конфликта за остров Даманский: тогда все образованные от китайского языка топонимы в срочном порядке изменили на русские.

Вообще, с названиями географических объектов Приморья всегда было много неразберихи, связанной с тем, что до присоединения этих территорий к Российской империи они считались вассально-зависимыми от маньчжуров. Многие годы основатели русских военных постов проживали здесь вместе с народами маньчжуро-тунгусской группы и каждые давали тем или иным топонимам свои имена. А изучавшие приморские края географы на карты наносили преимущественно аборигенные названия.

Окончательно избавились от «китаизмов» только после конфликта за остров Даманский. Как водится, не обошлось и без перекосов. К примеру, одна из бухт в Хасанском районе называлась Маньчжур. Её переименовали в Баклан, видимо не знав, что название «Манчьжур» носил корабль, на котором в 1859 году сюда прибыл Муравьёв-Амурский.

Кстати, станция «Раздольное», её мы уже проехали, и прилегающий к ней посёлок названы по неофициальному «русскому» имени протекающей рядом реки. На картах же до 1972 года станция обозначалась Суйфун — в переводе с маньчжурского «шило».

Переименовали и станцию «Баневурово». Каким образом она попала под этот процесс — неизвестно. Как и посёлок возле железной дороги, она назвалась «Партизан». Затем ей дали имя героя гражданской войны на Дальнем Востоке Виталия Баневура.

Название самого посёлка менять не стали, из-за чего в Приморском крае есть сразу два населённых пункта с похожими названиями. Один — проезжаемый нами в Уссурийском районе посёлок Партизан. Другой — город Партизанск, центр одноимённого района, расположенного восточнее.

Мы преодолели первый участок Транссибирской магистрали, называвшийся в конце XIX века Уссурийской железной дорогой. За окном — станция «Уссурийск». Это крупный транспортный узел, объединяющий сразу три направления — на Владивосток, Хабаровск и «Гродеково»; пограничный пункт с Китаем, через который идёт много экспортного груза в Поднебесную.

Вокзал станции Уссурийск

Wikimedia Commons

Несмотря на то, что сам город Уссурийск появился на карте относительно недавно, люди жили в этих местах ещё на заре образования Руси. Недаром в местном парке стоит каменная черепаха, созданная XII веке. Вернее, черепах было две. Одну оставили тут, а другую переправили в Хабаровск.

Вместе с ними нашли и датированную примерно тем же временем каменную стелу. Расшифрованные учёными иероглифы на каменном изваянии гласят: «Великого Гиньского государства главнокомандующего светлейшего Цзинь Юаньского князя Ваньянского Гунна славных заслуг памятник». Таким образом, был найден памятник одному из основателей чжурчжэньского государства, возникшего на месте древнего государства Бохай.

Сам город основан в 1866 году переселенцами из Астраханской и Воронежской губерний, приехавшими обживать Дальний Восток. Первые 14 семей, прибывших сюда, основали село Никольское, назвав его в честь построенной церкви Николы Чудотворца. Импульс к развитию село получило с приходом железной дороги. Здесь появилась станция «Кетрицево», завершившая в 1893 году первый участок Транссиба до Владивостока. Правда, название в честь инженера путей сообщения Валериана Кетрица просуществовало недолго, и через несколько лет на карте станцию уже именовали как «Никольская».

Пятью годами позднее село и посёлок при станции объединили в город Никольск-Уссурийск по названию местности — Уссурийского края. С 1934 по 1943 годы он был центром созданной на Дальнем Востоке Уссурийской области. С 1935 по 1957 годы город назывался Ворошилов, после чего переименован в Уссурийск.

«Уссурийск» и в наши дни — крупная узловая станция, где останавливаются все пригородные поезда и поезда дальнего следования. Рядом с ней расположен локомотиворемонтный завод, рефрижераторное депо, железнодорожная больница и стадион «Локомотив».

Тот самый паровоз на станции Уссурийск

Зимин Василий / Wikimedia Commons

Одна из достопримечательностей станции — паровоз Ел-629, в топке которого в мае 1920 года японцы сожгли революционеров и борцов за власть Советов на Дальнем Востоке: Сергея Лазо, Всеволода Сибирцева и Алексея Луцкого. Исторически не установлено — были ли трое большевиков сожжены заживо или их тела таким образом решили кремировать после расстрела.

С одной стороны, японская газета «Джапэн Крониклс», выходившая во Владивостоке, сообщила о расстреле революционеров и последующем сожжении их трупов. Вместе с тем имеются и показания неназванного машиниста, якобы видевшего, как на станции «Муравьёв-Амурский» в паровозную будку загрузили три мешка, в каждом из которых был живой человек.

В 1972 году к полувековой годовщине окончания гражданской войны на Дальнем Востоке было решено увековечить память погибших революционеров. По архивным материалам отыскали тот самый паровоз, сделали косметический ремонт и водрузили на постамент.

Также имена двух из погибших получили и станции. В «Лазо» переименовали станцию «Муравьёв-Амурский», а в честь Сибирцева назвали станцию «Манзовка». Впрочем, о последней стоит рассказать отдельно. Как раз сейчас мы её будем проезжать.

Начиная с XVIII века и вплоть до начала века XX в этих местах жили манзы. Так звали постоянное китайское население Уссурийского края, сформировавшееся, прежде всего, из ссыльных и тех, кто отправлялся сюда в поисках лучшей доли и заработка на добыче морской капусты, трепангов, а также на промывке золота и охоте.

Русский путешественник и военный географ Михаил Венюков, занимавшийся исследованием местных земель, отмечал, что среди манз практически не встречались женщины. «Все китайцы, живущие в наших владениях, считаются в Пекине беглыми или ссыльными и не имеют права брать с собой семейства, и потому целые селения наполнены холостяками», — писал он.

Говорили уссурийские манзы на шаньдунском диалекте китайского языка, а уровень их культурного развития был очень низок. Правда, бывали и исключения. Так, первый начальник владивостокского военного поста Евгений Бурачек вспоминал, что очень редко, но всё-таки встречал у манзов картины и книги. А один из них, уроженец Пекина, даже знал более четырёх тысяч иероглифов.

Дежурная по станции

Юрий Смитюк / ТАСС

Жизнь без женского внимания делала манз «мрачными и эгоистичными», как замечал путешественник Николай Пржевальский. Их жилища были чрезвычайно неряшливыми, а весь свой досуг манзы проводили за курением табака или опия, а также в азартных играх. Для последних имелось некое подобие казино с обслуживающим персоналом и даже ответственным за бухгалтерию.

Не обходилось и без конфликтов с русским населением. Известно несколько серьёзных стычек, приведших к серьёзным противостояниям и даже человеческим жертвам.

До 1972 года в Приморье были топонимы, связанные с манзами: несколько рек, гора и посёлок с железнодорожной станцией. Последние как раз и носят сейчас название Сибирцево.

Сама станция «Сибирцево», открытая в 1894 году, и сейчас представляет собой крупный узел, откуда отходят пути в сторону села Новокачалинское и посёлка Новочугуевка. Здесь останавливаются все пассажирские поезда — и дальнего следования, и пригородного сообщения.

А у нас впереди город Спасск-Дальний и одноимённая станция. Их история также связана с царским «гектаром» и начинается в 1886 году, когда своё село организовали здесь переселенцы с Украины. Село назвали Спасское: в нём была церковь Преображения Господня. В народе этот православный праздник называют ещё Вторым, или Яблочным, Спасом. Спустя шесть лет сюда провели железную дорогу и появилась одноимённая станция.

В начале ХХ века село представляло собой разросшуюся по обе стороны от стальной магистрали слободу. В 1903 году станцию «Спасская» переименовали в «Евгеньевку» — в честь супруги начальника управления железных дорог Российской империи Карла Губера.

Цементный завод в Спасске

Юрий Смитюк / ТАСС

Первое предприятие, а именно цементный завод, открылось в селе в начале прошлого столетия. Именно этот завод впоследствии превратил возникший на месте села город в один из центров отечественной цементной промышленности. Нынешнее своё имя город получил в 1929 году, чуть позднее так же назвали и станцию.

Кстати, увековечена на карте железных дорог и память самого Карла Губера: чуть дальше мы увидим из окна небольшую станцию «Губерово».

Переселенцы с Украины основали в Приморье и село Ружино, входящее сейчас в состав города Лесозаводск. Это было в 1900 году, уже после запуска регулярного движения поездов между Владивостоком и Хабаровском. Но только спустя 33 года для обработки грузов, поступающих к перевозке с местных предприятий, здесь оборудовали разъезд, позднее превратившийся в полноценную станцию, обслуживающую пассажирские поезда и производящую погрузочно-разгрузочные работы.

Станция «Ружино» интересна тем, что именно тут в 2002 году завершилась работа по электрификации Трассибирской магистрали, отдельные участки которой ранее обслуживались только тепловозами. В честь этого события железнодорожники построили возле станции храм Николая Чудотворца — небесного покровителя всех путешественников.

Тем временем мы приближаемся к границе Приморья. Проезжаем остановочный пункт «Буйневич», названный в память о старшем лейтенанте пограничной службы Николае Буйневиче, погибшем во время вооружённого конфликта за остров Даманский в 1969 году.


И вот перед нами маленькая платформа «Алчан». Когда-то она обслуживала не только пассажирские, но и грузовые поезда. Но в последние годы на ней останавливаются лишь пригородные составы. Нашего внимания она заслуживает, поскольку является последней расположенной на территории Приморского края станцией. Через несколько минут мы окажемся уже в Хабаровском крае.


Продолжение следует…

Рекомендуемые материалы
Транстрип
Путешествие из Владивостока до Ерофея Павловича по главной магистрали страны. Часть третья
Транстрип
Путешествие из Владивостока до Ерофея Павловича по главной магистрали страны. Часть вторая
Тоталитарная экзотика
КНДР туристическая: запреты и возможности