Внутреннее разбирательство: в Приморье открылась своя кунсткамера

Препарат головного мозга, аномалии развития и «живые трупы» — как мёртвые учат живых в Музее анатомии человека

Сергей Сысойкин
25 ноября 2019
Во Владивостоке появился Музей анатомии человека. Некоторые его экспонаты, которые также будут использоваться для обучения студентов местного медицинского университета, уникальны для Дальнего Востока. Корреспондент DV побывал на открытии и выяснил, чем будут удивлять и просвещать посетителей.

В статье демонстрируются материалы, не предназначенные для детей, не достигших возраста 16 лет

Особые климатические условия Приморья

В музее находится около 500 влажных анатомических препаратов, выполненных студентами и заключённых в альдофикс (аналог формалина). Материалы сотрудники Тихоокеанского государственного медицинского университета собирали на протяжении 60 лет. А один из экспонатов — препарат головного мозга — даже на несколько лет старше самого вуза. Его приморцам еще в 1956 году подарили ленинградские коллеги, а датой открытия медуниверситета считается 7 августа 1958 года.

Большая часть материала, представленного в музее, взята у умерших приморцев. Поэтому многие анатомические препараты отражают уникальную специфику региона. Муссонный климат не всегда благоприятно влияет на организм человека, изменяет течение многих болезней, в том числе строение внутренних органов у здоровых людей в процессе адаптации к условиям проживания. Поэтому для обучения будущих врачей такие экспонаты имеют большое значение.

Каждый выполнен с ювелирной точностью. Например, один из самых сложных экспонатов посвящён периферической нервной системе и черепным нервам человека. Всего их насчитывается 12 пар.

«Изучение структуры черепных нервов всегда встаёт неким камнем преткновения не только для наших студентов, но её иногда не очень хорошо знают наши врачи.

Только совсем недавно мы видели по телевидению ряд сюжетов, где косметологи, не зная анатомии, пытались проводить процедуры, вводя определённые препараты в эти нервы нашим телезвёздам. Прежде чем приступать к профессиональным манипуляциям, им нужно изучить анатомию головы и шеи, иначе это заканчивается весьма плачевно для пациента

 — рассказывает заведующий кафедрой анатомии человека ТГМУ Виктор Черток.

По его словам, каждый черепной нерв отвечает за свою функцию — за работу глаз, мышц лица, жевательных мышц. Поэтому создать наглядный и оригинальный препарат — целое искусство. Например, чтобы изготовить экспонат с черепными нервами, нужно сначала тонко препарировать кожные покровы головы, затем снять подкожную клетчатку, обнажить мышцы и уже после этого аккуратно ввести специальное вещество в каждый нерв, чтобы «подсветить» внутреннюю топографию каждой его веточки.


Мёртвые учат живых

Ещё одна группа связана с тератологией — аномалиями развития. Препаратов по возрастной анатомии в России представлено не так много, и любая возможность отпрепарировать эмбрион или новорождённого — большая удача для музея.

«У нас есть препараты семи-, восьми- и девятимесячного ребёнка, где мы показываем топографию внутренних органов. Она отличается от той, которую мы видим у взрослого человека. Или, например, в процессе нормального развития кишечник делает поворот, но иногда этого не происходит. В музее представлены как препараты нормального устройства плодов на разных этапах развития, так и те, на которых можно увидеть определённые патологические отклонения, которые появляются в результате внутриутробных аберраций», — отмечает Черток.

В музее есть препарат с черепно-мозговой грыжей, с незаращением передней брюшной стенки, с циклопией, заячьей губой и волчьей пастью, сиамские близнецы, которых медики считают одним из украшений коллекции. По словам представителя вуза, такие препараты лучше всего иллюстрируют древнюю пословицу, когда мёртвые учат живых.

Например, будущие хирурги изучают расположение внутренних органов человека. Этим специалистам нужно понимать, где располагается печень, лёгкие, почки и как они внутренне устроены, где проходят вены или артерия.

«Врачам нужно знать расположение сосудов и внутренних органов, поскольку их анатомия имеет первостепенное значение. Каждый орган имеет определённые части, и при подготовке препарата их нужно выделить. Например, чтобы показать в печени все сосуды и нервы, которые в неё входят и выходят, в том числе желчный проток, нужно его препарировать, каждую из веточек окрасить, чтобы при взгляде были понятны анатомические взаимоотношения органов», — добавляет Черток.

Подготовка препаратов — технически сложный процесс. Сначала во внутрисосудистое русло органа впрыскивается специальная фиксирующая жидкость. Чаще всего это нейтральный раствор формалина. Он пропитывает все ткани и делает их удобными для препарирования, предохраняя от гниения, выступая в роли бальзамирующего агента. Потом специалисты берут два основных инструмента — скальпель и пинцет. На этом этапе работы хороший препаратор напоминает скульптора, который просто отсекает всё лишнее.

При правильном изготовлении и хранении анатомические препараты могут служить науке не одну сотню лет. Например, в кунсткамере Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге препараты хранятся уже более трёх столетий. Для этого нужно поддерживать определённую температуру в помещении (речь идёт о комнатной — от 18 до 22 градусов) и не допускать попадания прямых солнечных лучей на препараты.


«Живые» трупы из пластината

Гордость музея — трупы-пластинаты, выполненные по методике Густава фон Хагенса в лаборатории профессора Северо-Западного медицинского университета им. Мечникова Дмитрия Старчика. Сосудистое русло наливается специальными смолами, труп несколько месяцев хранится в вакуумной камере, а в дальнейшем производится препаровка.

«Метод придуман в 70-х годах прошлого века и представляет собой процесс замещения жиров и белков человеческого организма специальными эпоксидными смолами определённого состава. В итоге нет ядовитого запаха, а сама консистенция трупа сохраняет эффект ткани живого человека, в отличие от формалина», — рассказывает заведующий кафедрой анатомии человека ТГМУ.

В музее представлены два трупа, изготовленные путём пластинации. Один препарат — мышечный (там выделены все мышцы человека), а другой — сосудисто-нервный. Они состоят из живых тканей на треть, остальные части искусственные. Для удобства студентов и посетителей музея труп может вращаться на специальной подставке на 360 градусов. На Дальнем Востоке в коллекции медицинских университетов таких пластинатов больше нет.

«Я хочу выразить признательность ректору вуза Валентину Шуматову, который нашёл возможность закупить эти довольно недешёвые препараты для обучения наших будущих врачей. Сейчас студенты смогут прийти на занятия, открыть анатомический атлас и сравнить изображение органа с оригиналом. Такое обучение будет гораздо нагляднее и позволит нам идти в ногу со временем», — считает Виктор Черток.

Через некоторое время музей станет доступен не только для студентов, но и для обычных посетителей. Сейчас руководство ТГМУ составляет график посещения, чтобы не мешать учебному процессу.

Рекомендуемые материалы
Бургер с крабом и пельмени с икрой
В столице в третий раз проходят Дни Дальнего Востока. Тонны рыбы, морепродуктов, варенья и дикоросов привезли группы из всех регионов ДФО
Чуть помедленнее, пони
Фоторепортаж с единственной в Приамурье фермы маленьких лошадей
Хищное пополнение
В зоопарке «Садгород» появились два львёнка